Первая международная конференция «КГБ: вчера, сегодня, завтра»

Содержание.

3. Василий Селюнин. Публицист.

Выступление на пленарном заседании.

Уважаемые господа! Что касается моего поколения, то два чувства, которые мы пронесли через всю нашу жизнь, очень близки нам всем. Первое — это страх, страх перед КГБ, а второе, такое же сильное, – как бы насолить им и не попасться. Как нам сделать, чтобы этого никогда больше не повторилось? Тут нужны практические меры.

Пусть Горбачев плохой, но чем лучше американский президент? Люди везде одинаковы. Но есть большая разница в условиях этих государств: один — Горбачев — не счел нужным даже извиниться, тогда как другого не избрали президентом.

Так в чем же разница? В том, что при многопартийной системе, по крайней мере — двухпартийной, одна партия следит за тем, чтобы в другой кто-нибудь что-либо себе не позволил. И свобода слова в том, что и журналисты, и все средства массовой информации действительно каждодневно прослеживают: не нарушили ли закон, не превысили ли свои полномочия. Мне кажется, что если и есть какие-то гарантии, то они не в писаном законе, а в гласности.

Что можно сделать сегодня? Нужно издать подробные сборники документов. Ничего нет документальнее, чем сами документы.

Мы были в очень невыгодном положении по сравнению с заграничными исследователями. Они могли пользоваться Смоленским архивом — мы же о нем только слышали, но ничего не знали. Теперь, казалось бы, картина коренным образом изменилась. Например, есть сборник документов из истории ВЧК. Содержательный сборник, но изданный самим КГБ. Или, скажем, архивы ЦК – это богатейшие архивы. Сейчас открыты так называемые «Архивы современной документации». Только в Конституционном суде и касательно только секретных служб было оглашено и приобщено к делу несколько сотен документов. Но это лишь малая частица того, что можно взять из этих архивов.

Можно было бы издать тематические сборники, например: «КГБ и международный террор», «КГБ и национальная политика внутри страны», «КГБ и партия», «КГБ – организатор и исполнитель репрессий», «КГБ и диссиденты», «КГБ и судебная власть». Не только с историческими документами, но и с документами периода перестройки — там мало что меняется. Причем здесь можно использовать представленные на Конституционном суде по делу КПСС свидетельские показания, например, генерала Иваненко, Сергея Ковалева, Евгении Альбац, Александра Яковлева, Вадима Бакатина. Это — с одной стороны, а с другой – Лигачева, Вольского, Фалина. Но каждое дело требует исполнителя, и прекрасно было бы, если бы Евгения Альбац согласилась заняться этим. Мы не сможем доверять подобной публикации, если она будет сделана Министерством безопасности. Пока от него больше опасности, чем безопасности. Полковник Кондауров в своем выступлении сказал, что «хорошие» традиции КГБ они берут с собой в новое министерство. Это все равно, что в послевоенной Западной Германии сказать, что надо взять с собой хорошие традиции гестапо.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Предыдущая страница Следующая страница

Опубликовано на сайте: 29 декабря 2009, 3:30

2 комментария

  1. Евгения Крамарова

    Что можно сказать про дело,которое запороли,прикрыли в 2004-2005 годах.
    Под благовидным предлогом ….Якобя благовидным.
    Правозащитник Евгения Крамарова

  2. Манька

    Галина Старовойтова говорила о люстрации и как она была права.
    Если бы провели тогда люстрацию(запрет на профессии) не было бы такой чудовищной прихватизации и соответственно олигархов-КГБшников, вцепившихся зубами в власть. Мы пошли бы по тому пути который прошел Китай.

Комментировать