Первая международная конференция «КГБ: вчера, сегодня, завтра»

Содержание.

11. Генрих Алтунян.
Член комитета по обороне ВС Украины.

Службы безопасности и политическая жизнь.

Дорогие друзья! Действительно, трудно представить себе, что такая конференция могла произойти раньше. Сергей Иванович Григорьянц говорил, что хорошо бы, если бы это случилось несколько лет назад, но я не представляю, как бы мы могли собраться до августа 1991 года. Ведь еще в 1987 г. многие из нас сидели по тюрьмам и лагерям. После августа эйфория, с одной стороны, и некоторое смятение в рядах партии и ее боевого отряда, — с другой, уже прошли, и мы можем говорить о некоторых изменениях, которые, к сожалению, не так глубоки, как хотелось бы.

В разное время у нас создавались разные образы: партия — становой хребет нашего общества, а КГБ — становой хребет партии, и наоборот. После августа 1993 года эти структуры начали видоизменяться, а некоторые перестали существовать, и образовался своеобразный вакуум. Например, совершенно исчезло в обществе такое явление, как страх потери партбилета, а ведь мы знаем, что он был своеобразной движущей силой.

Произошли изменения и в структуре КГБ. Я всю сознательную жизнь живу на Украине, кроме тех девяти лет, которые вместе с Сергеем Ивановичем и другими провел в тех самых не столь отдаленных местах. После августа КГБ Украины как организация юридически был ликвидирован. Мы предприняли попытку организовать серьезный и действенный парламентский контроль за службой безопасности. Вместо коллегии КГБ был образован Совет службы безопасности, в который наряду с высшими должностными лицами (председатель и его заместители) вошли шесть народных депутатов, которые никакого отношения к КГБ не имели, причем двое из них — Михаила Горынь и я — имели знакомство с этим ведомством, так сказать, с другой стороны. Важно отметить, что положение об этом Совете предполагало принятие всех решений только консенсусом. То есть влиять на принятие решений на стадии их выработки в парламенте Украины пытались люди, не получающие зарплату в этом ведомстве. Я не обольщаюсь и не хочу, чтобы вы меня неправильно поняли, но, дав предварительно соответствующую подписку, мы принимали самое активное участие в работе Совета. Ни одно назначение на руководящие должности и ни одно решение о формировании структур без нас не проводилось.

Подавляющее большинство назначений осуществлялось из бывших сотрудников КГБ Украины — но мы все-таки изучали биографические данные каждого, проводили подробные собеседования. Следует отметить, что многих руководителей отделов, служб, областных управлений мы не утвердили. Как сложилась судьба этого Совета? У нас в ВС так же, как и в России, есть своя группа, подобная той, которую олицетворяет Бабурин, — это группа во главе с Александром Морозом, представляющая собой консервативное прокоммунистическое большинство парламента. Так вот, эта группа поставила вопрос: коль скоро служба безопасности — часть исполнительной власти, присутствие в ней депутатов — это попытка смешать исполнительную и законодательную власть. И большинством голосов депутаты-демократы были изгнаны из Совета.

И теперь СБ Украины, как в старые добрые времена, снова покрывается панцирем, практически непроницаемым. Мы опять не знаем, как они функционируют, на основе каких правил действуют, и об этом уже говорил здесь Сергей Адамович Ковалев. Кстати, многие не утвержденные нами должностные лица теперь назначены на свои места.

Если сегодня поставить вопрос, нужна ли такая служба вообще, то я бы ответил так: подобная служба нужна, она существует во всех цивилизованных странах, но она должна быть основана на иных принципах. Вообще говоря, прежний принцип «боевого отряда партии» отпал сам по себе, а нового фактически нет. Я думаю, что каким бы ни был этот принцип, совершенно обязательным должно быть главное: нет таких секретов, которые не могли бы знать члены Верховного Совета. Пусть это будет узкая группа, пусть это будет, как в США, — небольшая группа невыездных конгрессменов, которым все доверяют и от которых нет никаких секретов в службе безопасности. Все наши беды в прошлом — от страха, от незнания, от полной бесконтрольности. И вся проблема в том, как избавиться от этого, как подавить в себе раба, как поставить эту службу действительно на защиту национальной и государственной безопасности, не ущемляя прав и достоинства каждого человека.

Далее следует сказать о том, что сегодня несколько изменилась деятельность службы безопасности в республике. Государство стало самостоятельным, и мы хотим, чтобы все наши службы были самостоятельными. К сожалению, это не всегда находит понимание. Сегодня у нас нет еще взаимопонимания с соответствующими службами России. Это я говорю как член Комиссии по обороне и безопасности Верховного Совета Украины. Я имею в виду, в частности, то, что служба безопасности России проводит антиукраинскую политику, в том числе в Крыму и на Черноморском флоте, что никак не способствует миру и спокойствию.

Теперь я хочу остановиться на очень важном вопросе и обращаюсь прежде всего к представителям служб безопасности. Сегодня на Украине идет волна крупных, хорошо продуманных провокаций против демократической части ВС и его Президиума. Совершенно ясно, что нас обманывают, когда говорят, что все досье, незаконно собранные, уничтожены.

Буквально две недели назад в ВС Украины появилось большое количество ксерокопий документов из дела по разработке одного агента, которого назвали Тарас. Речь там идет о том, что это — член Президиума ВС Украины, Председатель Комиссии по культуре, известный кино- и театральный режиссер, председатель украинского «Мемориала» Лесь Степанович Танюк. Причем это своеобразная фальшивка. Действительно, «разработка» Танюка велась, создавались документы, имитирующие эту «работу», но сам Лесь Степанович об этом ничего не знал, и ни одного документа не подписывал. Эксперты определили характер документов — и теперь дело за судом. Я передаю все документы в средства массовой информации, и прежде всего в нашу «Гласность». Я не знаю, кто привез из Москвы эти бумаги, но каждый раз подобное появляется тогда, когда резко усиливается политическое противостояние на Украине. И это также не способствует улучшению отношений между Украиной и Россией.

Вторая история тоже весьма интересна. У меня в руках письмо-обращение трех известных украинских писателей — Дмитра Павлычко, Владимира Яворивского и Ивана Драча Андропову и Маркову, о том, что они сурово осуждают всех украинских диссидентов и отмежевываются от этих отщепенцев. Мы утверждаем, что это фальшивка, не потому, что подобных писем не могло быть вообще — подобное писалось, и вы знаете, как выкручивали писателям и литераторам руки. Мы утверждаем, что это фальшивка, потому, что в одном ряду не могли быть Павлычко, Драч и Яворивский — это были, так сказать, птицы совершенно разного полета. Это сейчас они все трое народные депутаты Украины, а двое — Павлычко и Яворивский — члены Президиума ВС, а тогда они и по возрасту, и по своему статусу были совершенно разными в принятой табели о рангах советской литературы.

Но каким образом, откуда и как возникают такие документы, кто за ними стоит? Есть все основания предполагать, что без соответствующих спецслужб здесь не обошлось. Может быть, действующие представители этих служб прояснят ситуацию, ответят на эти вопросы?

Теперь об обмене архивами. Думаю, что архивные уголовные дела граждан Украины должны быть, во-первых, переданы на Украину, а, во-вторых, должны быть общедоступны. Нам не дают допуск и не показывают дела, якобы, потому, что мы узнаем, кто донес на наших близких. Однако, по моему мнению, дело тут совсем в другом. Наследники КГБ не заинтересованы в раскрытии кровавых и страшных дел своих предшественников.

Далее, очень важный вопрос — о реабилитации. Тут надо отдать должное России — вы пошли дальше благодаря стараниям Сергея Адамовича Ковалева. Мы начали раньше, но вы пошли дальше. Теперь о роли спецслужб в реабилитации. На Украине они много делают для быстрого получения справок о реабилитации, хотя практически не решен (из-за недостатков наших зако­нов) вопрос о реабилитации ОУН и УПА (Организация Украинских Националистов и Украинская Повстанческая Армия) Это очень болезненная проблема, особенно на правобережной Украине, в ее западных областях.

Среди нынешних сотрудников спецслужб бытует такое оправдание раньше были плохие законы, но мы их выполняли, сейчас — хорошие, и мы их снова выполняем. Я с этим совершенно не согласен. Эти службы никогда не были законопослушными, поскольку они были и остаются закрытыми и практически бесконтрольными. Я прочитал десятки, если не сотни приговоров по ст. 70 и 190-1 УК РСФСР (или 62 и 187-1 УК Украины) и утверждаю, что ни в одном случае не был доказан умысел — цель подрыва советской системы или распространение клеветы — заведомой лжи, то есть не выполнялись требования законов.

И последнее. Как-то на квартире у незабвенного Петра Григорьевича Григоренко во времена ввода войск в Чехословакию произошел такой случай. Вы помните, что Брежнев решил взять, так сказать, весь советский народ себе в подельники — на всех предприятиях и в учреждениях проходили собрания, все голосованием одобряли оккупацию Чехословакии. И вот к Григоренко пришел бывший комсомольский работник и рассказал, что на весь Ленинский район столицы нашлось всего три человека, которые проголосовали против. Петр Григорьевич вскочил и взволнованно сказал. «Как, всего три? Целых три человека! Представьте себе — многотысячная толпа, лес рук “за”, и на этом фоне одна рука против — потрясающее мужество!»

Только тогда мы решим наши проблемы или, скажем мягче, приступим к решению наших проблем, когда у нас таких инакомыслящих будет не три человека на Ленинский район, а хотя бы половина.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Предыдущая страница Следующая страница

Опубликовано на сайте: 29 декабря 2009, 3:30

2 комментария

  1. Евгения Крамарова

    Что можно сказать про дело,которое запороли,прикрыли в 2004-2005 годах.
    Под благовидным предлогом ….Якобя благовидным.
    Правозащитник Евгения Крамарова

  2. Манька

    Галина Старовойтова говорила о люстрации и как она была права.
    Если бы провели тогда люстрацию(запрет на профессии) не было бы такой чудовищной прихватизации и соответственно олигархов-КГБшников, вцепившихся зубами в власть. Мы пошли бы по тому пути который прошел Китай.

Комментировать