Первая международная конференция «КГБ: вчера, сегодня, завтра»

Содержание.

13. Олег Калугин. Бывший заместитель начальника управления КГБ.

Выступление на конференции.

Дамы и господа, я сожалею, что здесь не представлено Министерство безопасности теми лицами, которые бы отвечали за происходящее в рамках этой организации. Очевидно, они могли бы выдвинуть свои контраргументы на доводы, которые им сегодня будут высказаны общественностью, в том числе бывшими работниками госбезопасности.

Я думаю, немного тех, кто сомневается, по крайней мере среди присутствующих, что перемены, происходящие сегодня в нашей стране, носят верхушечный характер. По существу, они мало сказались на монопольном характере собственности, которая по-прежнему принадлежит в основном государству. Они не только не привели к сокращению бюрократического аппарата, а, наоборот, раздули его до неимоверных величин, несравнимых даже с бывшим партийно-советским. Они мало отразились и на коммунальной психологии наших граждан, которые сегодня после небольшого испуга склонны вновь объединиться под знаменами бывшей коммунистической партии. Правда, нет той ужасающей хватки коммунистической партии, с которой мы жили 75 лет, а вакуум должен быть заполнен, и наши лидеры пошли в церковь, чтобы вновь поклоняться, но уже иерархам, которые десятилетиями сотрудничали с партийно-полицейской властью этой страны.

К сожалению, я должен сказать, что сам президент однажды заявил, что он против революции. Очевидно, он подразумевал насильственную революцию. Я не думаю, что кто-то хотел бы снова кровопролития и гражданской войны, но революция подразумевает качественные, коренные изменения общества, форм собственности, психологии граждан. Что мы сделали для того, чтобы изменить эти качественные соотношения? Практически ничего.

Если брать систему органов безопасности, то Хрущев был единственным руководителем, который поднял руку на эту организацию, и он плохо кончил. Недооценил ее способности к регенерации, восстановлению сил и изгнанию таких, как он. Другой человек, который пытался это сделать, был Горбачев, но он сделал это слишком поздно, на собственном опыте убедившись в предательском характере и коварстве этой организации.

Вадим Бакатин, который в течение четырех месяцев был руководителем органов безопасности, был единственным, кто сумел что-то сделать, чтобы подорвать их мощь и всесильность. Увы, четыре месяца спустя все реформы в органах прекратились, и сегодня мы видим постепенное восстановление этой организации, если не ее могущества, то, по крайней мере, весьма настойчивого стремления реставрировать свои возможности во всех сферах нашей жизни — социальной, политической, общественной, экономической, в Вооруженных силах, на транспорте и т. д. Конечно, одной из первых причин такой тенденции явился указ президента Ельцина в январе 1992 года, который, по существу, снова узаконил существовавшую старую систему защиты государственных секретов. То есть своим указом Ельцин в полном объеме восстановил существовавший порядок, который до сих пор нашей общественности неизвестен. Затем последовал Закон о федеральной безопасности, принятый парламентом, который, как и в крючковские времена, не желая, видимо, связываться с новым набирающим силу Министерством безопасности, принял этот документ, содержащий весьма много изъянов недемократического ха­рактера.

Прекратилась работа с архивами, в том смысле, что они перестали быть доступны общественности. Министерство безопасности стало вести отбор тех документов, которые либо обеляли эту организацию, либо в искаженном свете представляли нашу прошлую историю.

Меня весьма удивляет, что нынешнее руководство страны и Министерство безопасности не отказались от мысли хранить секреты преступного государства, ведь таким образом они фактически берут на себя ответственность за то, что происходило в прошлом. Разве нельзя было раскрыть все, что было связано с преступлениями в сталинскую эпоху, с маразматическим правлением Брежнева — рассказать об этом общественности и убедить ее в том, что это никогда больше не повторится? Нашелся другой выход использования архивов — продажа их за валюту на Запад, что также не делает чести руководителям министерства.

Я хотел бы сказать, что Вадим Бакатин, разбив комитет на несколько структур, казалось бы, ослабил мощный кулак этого ведомства, однако сегодня идет постепенный процесс воссоединения. Пограничники уже снова в структуре, хотя ни в одной стране мира они не являются частью органов безопасности. Аналогичная ситуация и с системами правительственной связи, которые готовы постепенно инкорпорироваться в структуру безопасности. Весьма тревожит колоссальная численность служб безопасности. Если сложить численность ведомств Примакова, Баранникова и других, она составит примерно полмиллиона, как и в крючковские времена, как и в Советском Союзе, а не в Российской Федерации, где сегодня население насчитывает порядка 150 миллионов и где экономические и социально-политические проблемы приобрели совершенно иной характер, чем было в памятные годы.

Кстати, здесь на конференции присутствует бывший руководитель службы безопасности сената США. Он вам может подтвердить, что из себя представляют нынешние органы безопасности США. В Федеральном бюро расследований США работает 20 тысяч человек. Это — главный орган контрразведки и борьбы с преступлениями, относящимися к категории федеральных. У нас только в Министерстве безопасности работает 140 тысяч человек. Я хотел бы в этой связи упомянуть два факта, которые носят скорее символический характер, но как раз свидетельствуют о тенденции. Вместо бывшей Высшей школы КГБ, этого монстра в районе Юго-Запада, сегодня создана Академия безопасности. Вы чувствуете куда мы идем? Вместо Комитета государственной безопасности, который в свое время Хрущев обозначил, как организацию, по своей значимости стоящую ниже, чем министерство, создано министерство, и эти маленькие символы и есть свидетельства восстановления или желания возродить в полном объеме организацию, которую мы уже считали не опасной для нас.

Наконец, давайте посмотрим на структуру этой организации, поверьте, она почти не отличается от крючковской — наименования другие, но суть та же. Около 20 управлений, в которых сегодня каждый ищет себе работу, потому что ее вроде бы поубавилось, но ведь надо же доказать и правительству, и Ельцину, и обществу, что эта организация нужна и что она не зря проедает народный хлеб.

Пришедшим из милиции Баранникову, Черненко и некоторым другим мне трудно давать оценку как руководителям органов госбезопасности, но недавно Бурбулис сказал, что ни для кого не секрет, и для президента тоже, что сегодня в силовых структурах власти — безопасности, МВД, прокуратуре, судах, армии — все, кто так или иначе открыл душу реформаторству, находятся на периферии, они изгои. Здесь доминирует в лучшем случае функционер, в худшем — существо или набор существ, с яростью относящихся ко всему нашему замыслу, т. е. реформам. Добавить что-либо я затрудняюсь, могу только сказать, что недавний опрос, проведенный в Вооруженных силах — среди офицерского корпуса России — открыл тревожную истину, что две трети из них и более враждебно относятся к нынешнему руководству, и находятся в оппозиции к нынешним реформам. Поверьте, что в органах безопасности этот процент гораздо выше.

Все мы были шокированы недавней публикацией в «Советской России» об агентах влияния — о принадлежности Александра Николаевича Яковлева к агентуре ЦРУ, но ведь это неспроста. Ведь известно, что депутат Российского парламента Бабурин, он же агент Омского управления госбезопасности по кличке Николай, незадолго до публикации в «Советской России» встречался с сотрудниками Министерства безопасности, которые вручили ему материалы,
подготовленные еще в свое время Крючковым. Едва ли они были обновлены в силу отсутствия чего-либо нового. Интересно узнать, в курсе ли товарищ Баранников, что один из главных политических оппонентов президента получает подкрепление из рук МБ или из рук старой гвардии КГБ, которая только и мечтает о том, чтобы кончился этот кошмар, и тогда они восстановят свое прежнее могущество в обществе? И известно ли ему, что Высшая школа КГБ, а ныне Академия, готовит книгу председателя Кемеровского облисполкома Тулеева?

Недавно мне сообщили, и хотелось бы, чтобы Министерство безопасности ответило, хотя оно всегда будет все опровергать, почему недавно в управлении «Т» (борьба с терроризмом, оно же бывшее управление 5, а при Крючкове управление 3), появился документ о беседах, состоявшихся на квартире у Елены Боннэр с ее коллегами по реформаторской деятельности. Интересно, как этот документ был получен. В результате слухового контроля или от агента, который находился в этой группе. Я думаю, что это могло бы заинтересовать нашу общественность, а также участников этой конференции.

Я хотел бы напомнить, что недавно в Комитете по делам религий ВС был создан экспертный совет, в который включили сотрудников МВД и Министерства безопасности. Зачем? С какой стати вопросы, относящиеся к духовной сфере нашего общества должны находиться под контролем работников внутренних дел и безопасности. Газета «Известия» написала в своей редакционной статье, что такого рода структура напоминает старый Совет по делам религий при Совете Министров СССР, который функционировал под эгидой органов КГБ.

Наконец, о секретности, о вновь поднимаемом вопросе о защите наших государственных секретов. Но что такое сегодня государственная тайна? Что составляет секретность? Неужели мы будем пользоваться положениями старых законов и актов, которые по-прежнему действуют. Не в результате ли действия старого законодательства попытались привлечь к ответственности того же Пономарева и Якунина за разглашение фактов, связанных с сотрудничеством иерархов церкви с КГБ? Не по этой ли причине находится сегодня под следствием ученый Мирзоянов, смело и совершенно обоснованно показавший всему миру двойственную натуру нашей нынешней власти, которая, с одной стороны, заключает соглашения о запрете изготовления химического оружия, а с другой, — продолжает исследования и производство этого оружия?

Сегодня вопросы о секретах должны иметь совсем другой характер, ведь мы разоружаемся. Какие же секреты мы должны хранить? Об интригах в Кремле, о ссорах между министрами правительства Черномырдина? Да ведь любая газета сегодня пишет об этом, и, увы, изнанка нашей политической деятельности видна всему свету. Или, может быть, мы хотим хранить в секрете производство танков, которые мы, с одной стороны, уничтожаем, а с другой, — наращиваем производство новых образцов, или бактериологическое оружие, разработанное институтом, директор которого бежал два года назад в США, о чем, конечно, никому не известно.

Нужно принять серьезные меры по упорядочению нашей системы обеспечения безопасности. Опираться не на старые законодательные акты, не на старые кадры, которые, увы, в основном восприняли реформы с большой неприязнью, если не с ненавистью. Кстати, одним из первых законодательных актов Временного правительства нашей первой подлинной революции, которая свершилась в 1917 году, была ликвидация царской охранки и всех резидентур охранки за границей. Разве что-либо подобное сделало нынешнее руководство? Нет. Наверное, это и не нужно делать, не нужно разрушать систему, которая обществу необходима, но нужно привести ее в соответствие с теми политическими декларациями, которые были сделаны обществу, с теми заявками, результатов которых мы сегодня ждем.

Я считаю, что доверие общества к этой организации, как бы она не называлась, может быть возвращено только тогда, когда она по-настоящему докажет, что реформировалась, что ее кадровый состав занимается не политиканством, а выполняет информационные функции, необходимые для государственной власти, для ее руководителей. И когда мы превратим эту организацию в неполитическую, когда мы ее сократим до необходимого разумного предела, когда мы обеспечим законодательство, которое не даст права вторгаться в нашу частную жизнь и в любую сферу частной жизни, только тогда эти органы будут по-настоящему сильны и уважаемы, потому что они будут охранять наши с вами права и наши интересы. Я думаю, что эта конференция может помочь нам всем выйти на эту магистральную дорогу.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Предыдущая страница Следующая страница

Опубликовано на сайте: 29 декабря 2009, 3:30

2 комментария

  1. Евгения Крамарова

    Что можно сказать про дело,которое запороли,прикрыли в 2004-2005 годах.
    Под благовидным предлогом ….Якобя благовидным.
    Правозащитник Евгения Крамарова

  2. Манька

    Галина Старовойтова говорила о люстрации и как она была права.
    Если бы провели тогда люстрацию(запрет на профессии) не было бы такой чудовищной прихватизации и соответственно олигархов-КГБшников, вцепившихся зубами в власть. Мы пошли бы по тому пути который прошел Китай.

Комментировать