Выставки

Выставок в Москве много, обо всех не напишешь, да и не все этого стоят. Но две мне показались очень интересными, во многом неожиданными, имеющими значение для разных групп посетителей и в чем-то дополняющими друг друга.

Это – «Некто 1917» в здании Третьяковской галереи на Садовой и «Архив Харджиева» – совместная выставка РГАЛИ и фонда Artibus (Баженовой) на Пречистенской набережной. Взаимодополняемость выставок не в том, что посвященные одному и тому же периоду русской истории и русского искусства — до и после путча 1917 года они экспонируют разные художественные техники искусства — на одной приемущественно монументальные, вошедшие в русскую и мировую классику холсты, на другой — по преимуществу графика, документы и рукописи. Центральной темой на обеих выставках является все же судьба русского авангарда — частью предсказавшего российскую катастрофу, частью (недолго) воспевавшего ее. Само название первой из выставок — цитата из предсказания Хлебникова, название второй — имя крупнейшего знатока, хранителя, историка русского авангарда, часть архива которого, уцелевшая в России, и представлена на выставке с небольшим числом более крупных картин — частью из его же собрания, сохранившихся в частных собраниях. Взаимодополнение выставок состоит в том, что на первой — все бесконечное богатство русской культуры ко времени переворота 1917 года, на второй — тонкое, академическое исследование, но одного лишь русского авангарда.
Когда у меня кураторы выставки Харджиева просили для нее вещи (двух Чекрыгиных, Клуциса и Зданевича) я полагал, что они делают ошибку отбирая довольно крупные картины и рисунки и игнорируя менее значительные, но академически более редкие вещи, принадлежавшие Харджиеву — ведь это выставка его архива. Но оказалось, что Екатерина Бобринская и Анна Корндорф сделали вполне точный отбор — в архиве Харджиева было такое море графики, что прибавлять к нему что-то новое, но мало экспозиционное (а экспозиция и без того перегружена и понятна только хорошо знающим и эпоху и материал людям) уже не было нужды. Надо было сделать выставку легче воспринимаемой людьми менее подготовленными, что устроители с успехом сделали. И хоть на выставке лишь небольшая часть гигантского архива Николая Ивановича, но сегодня уже понятно, что и остальная его часть, и те рисунки Ларионова, Моргунова, Клуциса, которые у меня остались из его собрания уже никогда не будут так выставлены. Прошло время интереса к каждой почеркушке этих новаторов. Хотя, конечно, осталось много искусствоведческих лакун и забытых имен, но хоть все современные исследователи вкупе понимают и видят это искусство хуже и меньше одного Харджиева.
Все, что известно уже сто раз повторено и даже зрительно давно надоело. А уж тем более все утомлены от бесконечного воспевания этого авангарда, который стал ужасающим художественным прологом и пророчеством чудовищного ХХ века.
И особенно все это становится очевидным в сравнении с выставкой «Некто 1917». Замечательно в ней уже то, что это не выставка исключительно искусства остро новаторского, разрушительного и призывающего к бунту. Какой разнообразной, сложной, многоплановой была Россия в 1917 году, почти такой же стала и выставка. Хотя названо она цитатой из Хлебникова, но его самого, к сожалению, ни одного портрета нет, но хотя открывается она шедевром Кандинского и в экспозиции есть известный портрет Маяковского, но дальше мы встречаем и холсты Кустодиева и портрет Керенского работы Репина (и это не единственный Репин на выставке), а потом идет подборка беспредметных работ Ольги Розановой и видно, как в 1916 году она бесспорно опережала на двадцать лет знаменитого Ротко. Очень странно по всей экспозиции разбросаны многочисленные холсты крайне нелюбимого мной Бориса Григорьева и его злобная вульгарность удивительным образом вполне соответствует, достаточно точно характеризует русский бунт 1917 года и всю атмосферу большевистского переворота.
Впрочем, выставка большая, всего не перескажешь и она, бесспорно, из тех, которые становятся подлинным, а не внешним событием в культурной и общественной жизни и ее нее точно стоит увидеть.

Опубликовано на сайте: 26 октября 2017, 20:26

3 комментария

  1. Роман

    Большое спасибо за прекрасную статью. Побольше бы хотелось в вашем блоге материалов о искусстве и особенно о Николае Ивановиче !

  2. Роман

    Насколько же вы емко привели цитату “Но хоть все современные исследователи вкупе понимают и видят это искусство хуже и меньше одного Харджиева”. Посещая различные лекции, даже Андрея Дмитриевича Сарабьянова невольно ловишь себя на этой мысли. Вам, как одному из немногих ныне живущих собеседников Николая Ивановича просто необходимо написать книгу о нем для нашей страны.

  3. Sergey Grigoryants

    Роман

    Довольно большая глава “Трагедия Николая Харджиева” есть в моей книге, которая ждет печати, но уже помещенная на моем сайте – “В преддверии судьбы” – http://grigoryants.ru/podvodya-itogi/v-preddverii-sudby-s-i-grigoryants/

Комментировать