Кирилл Серебренников, Марат Гельман, Галина Старовойтова, Борис Немцов, Березовский, Людмила Алексеева…

Кирилл Серебренников виноват в том, что он ничему в русской жизни не научился. К несчастью, это не только его вина. В связи с его задержанием упоминают и «Винзавод» и «Гоголь-центр» и Ярославский театр и многих других. Упоминают и удивляются — ведь почти все не имеют отношения к Серебренникову, ведь это массированное наступление на русский театр, русскую культуру.

Напомню, что по многим диссидентским делам бывали десятки обысков и арестов по всей стране, по делу Красина-Якира — двести подозреваемых, по делу «Бюллетеня «В» рассчитывали «захватить» сеть по всему Союзу, уже назначили пять следователей и две опергруппы, да не вышло, сорвалось. Мне ответят, что это уже так давно было, даже в другой стране и одно дело политика, другое культура. Конечно, страна была несколько другой, но КГБ было тем же самым. Тогда был даже минимальный контроль по общественным делам, а для отдела культуры ЦК КПСС даже нужна была какая-то советская культура. Но для Лубянки и Кремля сегодня совершенно не нужны ни политика, ни культура, разве что слегка физическая — футболисты и танковый биатлон. При слове «культура» они и их коллеги хватаются за пистолет. И если дают пока в разных областях российской жизни деньги, то лишь для того, чтобы иметь повсюду лакеев. А Серебренников еще и думал о театре и в этом и была в их глазах его непростительная ошибка. Думал, что слегка поиграет с преступной организацией и на полученные деньги будет сохраняться русская культура. Впрочем, на самом деле почти безразлично понимаешь ли ты кто в России у власти, кто раздает деньги, или не понимаешь, играешь ты с ними или не играешь. Все понимала Галина Старовойтова, настаивала на принятии закона «О люстрации чинов КГБ» и была убита. Фонд «Гласность» как мог мешал КГБ придти к власти и был убит мой сын и раз пять совершали на меня покушения.
А Березовский и Борис Немцов помогали КГБ и Путину придти к власти, думали, что это они будут использовать КГБ и кончили тем же самым. В культуре тоже самое — Театр Док не играет с властями, но, вероятно, доживает последний год. А какая-нибудь Алексеева из «Хельсинкской группы», подвигавшая стульчик Путину, или «Мемориал», распинавшийся о демократии уже наступившей в России тоже оказались уже никому не нужны, а скорее вредны. Лакеи в России нужны на время и не от случая к случаю, а навсегда, и никаких других забот — о русской культуре, о правах человека, свободе печати у них быть не должно.
Трагедия России и русского народа в том, что здесь никто и ничему не учится, даже на собственном опыте и трагическом опыте своих отцов. Конечно, можно и нужно обвинять так называемые демократические русские СМИ, увлеченные сперва большими деньгами и возможностью отдыхать в Средиземноморье, в том, что они не захотели заметить русское демократическое движение рубежа 90-го года а потом его полное уничтожение. А теперь и эти СМИ с их хитроумными (пережившими НТВ) редакторами не нужны. А они из последних сил на двадцать лет опоздав пытаются кому-то что-то объяснить, вырастить лично для себя защитников. Но в России плохо учатся. Пример Кирилла Серебренникова и всех театральных деятелей выступивших на его защиту — один из бесчисленных этому примеров и доказательств того, что на Лубянке всерьез взялись за русскую культуру. Политики в России довольно странны и ничтожны, а вот остатки великой культуры слишком свободолюбивы, известны и вызывают у них опасения.

Опубликовано на сайте: 25 мая 2017, 17:29

3 комментария

  1. Евгений Дубровский

    В защиту Серебреникова на этот раз организованно выступила бобковская агентура. Наряду с другими признаками, наблюдаемыми с начала года (“манифест” опытного Жванецкого, заявления Соловья и Гиркина, акции Навального и нападения на него и Венедиктова, атаки на Медведева и Собянина, продолжающиеся аресты оппозиционных лидеров включая ранее неприкосновенную агентуру – Поткин, Демушкин) это, на мой взгляд, говорит об очевидном росте противоречий между чекистскими кланами и нарастании борьбы за власть в Кремле.

  2. Q

    Россия учится очень хорошо, просто она остается и совершенствуется в рамках миссии, обозначенной Чаадаевым. И с каждым разом, примеры все ярче и ярче, – это не может быть случайностью.
    Что общего у Серебрянникова, юного чтеца на Арбате и маленького таджикского мальчика? Сюда можно еще добавить остановленного на дороге водителя. Общее – экономический интерес со стороны выполняющих финплан на смену работников органов правопорядка. Кроме плана по валу (“палкам”) у них есть и финплан, а кормовая база сокращается. Финплан есть и у постового, и у следователя, – просто велицины разные. Поэтому постовой отбирает у матери ребенка и тащит его в кутузку, чтобы мать быстрее принесла деньги, а следователь… следователь делает ровно то, что мы видим на примере, собственно, всегда видели, – берет деньги с одних и открывает дело на других, чтобы эти другие принесли еще денег за закрытие дела. Эти деньги в конце концов пополняют “черную кассу”, из которой финансируются всякие капризы первых лиц государства, – от дворцов, до войны на Донбасе и переворотов в Черногории. Как-то так.
    Не знаю, с чем это было связано, но пронинские менты при Лужкове на детей с родителями не нападали. Это веяние нового времени.

  3. Аноним

    Происшедшее меду Людмилой Алексеевой и Путиным – мол, поцелуй-не-поцелуй – совершенно точно НЕУДИВИТЕЛЬНОЕ событие для читателей Григорьянца – этой выше опубликованной работы и некоторых прежних.
    Для меня это не впервой – называю это доверием к источнику.

Комментировать