Создаваемый ООН Международный Уголовный Суд – один из путей спасения человечества. С. И. Григорьянц. 1998 год.

С. И. Григорьянц – сопредседатель российской коалиции в поддержку Международного уголовного суда.

Материалы конференции Москва, 10 июня 1998 года.

На первый взгляд, то, что мы делаем сегодня, открывая дебаты по некоторым пунктам Устава Международного Уголовного Суда (МУС), — один из многих сугубо специальных юридических, далеких от повседневной жизни вопросов, именуемых какими-то странными птичьими словами: универсальная юрисдикция, «opti-in, opti-out», или «принцип комплементарности». На самом же деле это существенная часть того процесса, который затрагивает жизнь каждого человека, живущего на земном шаре, и даже более того — самую надежду на продолжение разумной жизни на нашей планете.

Я далек от стремления давать оценки тому, насколько лучше или хуже, добрее или злее стал человек как вид за время своего исторического существования на Земле, больше или меньше он совершает преступлений и каково их моральное и политическое воздействие и значение. Чудовищные преступления совершались на заре человеческой цивилизации и продолжают совершаться сегодня. Боюсь, что человечество создает Международный Уголовный Суд не потому, что оно стало чище или совестливее, а потому, что массовые преступления против человечности, геноцид, военные преступления впервые и уже напрямую угрожают самому существованию человека на Земле. Правда, за время своей исторической и интеллектуальной жизни человечество оказалось в достаточной степени внутренне готовым к созданию Международного Уголовного Суда:

– за многие столетия накоплен гигантский юридический потенциал, в том числе в сфере международного права;

– уже почти 80 лет работали и иногда довольно успешно стабилизирующие механизмы — Лига Наций и Организация Объединенных Наций;

– наконец, сама европейская христианская цивилизация, да и не только она, в одинаковой степени базируется как на принципе максимальной свободы и самореализации личности, исполнения Божественного промысла о жизни каждого человека на Земле, так и на не менее важном, ежедневно практически реализуемом принципе сознательного самоограничения человека и государства, самоограничения, служащего залогом безопасного стабильного существования каждого человека, каждого государства и всего мирового сообщества.

Таким элементом самоограничения, создающим если не уверенность, то некоторую надежду на завтрашний день, и является создаваемый Международный Уголовный Суд. Правда, может быть, это только путь к надежде, потому что я не верю как в то, что какие бы то ни было судебные инстанции, неотвратимость наказания могут реально изменить природу человека, так и в то, что безопасно пытаться изменить эту природу, не имея возможности просчитать последствия изменений, и наконец, в то, что решение глобальных проблем, стоящих перед человечеством, находится в той же плоскости, в которой эти проблемы возникают. Сегодня уже очевидно, что человечество подошло к той последней черте, когда технологические возможности позволяют нанести катастрофический ущерб всем нам, живущим на Земле, даже небольшим сообществам или государствам, а в каких-то случаях и отдельным людям, и совершенно несоразмерны с их реальным потенциалом, с их положительным вкладом в человеческую цивилизацию. Человек реально становится равным Богу, но не по возможности создать жизнь на Земле, не по возможности ее контролировать и внести в нее разумное и моральное начало, а по растущей возможности уничтожить все живое.

Позже я буду говорить об опыте Международного неправительственного трибунала по Чечне, который мы создали, руководствуясь именно этими соображениями, а также тем, что тогда еще не было постоянно действующего МУС, а сейчас упомяну лишь одну, связанную с этим историю. Летом 1996 года ныне покойный министр иностранных дел Чеченской Республики Руслан Чимаев должен был выступать в Совете Европы от имени созданной нашими усилиями организации «Международный круглый стол за мир и демократию в постсоветских государствах». Перед этим он был в Париже и обсуждал положение в Чеченской Республике в квартире известного французского публициста, философа и общественного деятеля. Я был там накануне и вторично решил не идти, но внезапно начались телефонные звонки от знакомых из Парижа и даже из Лондона с какими-то неясными, но очень тревожными намеками. Выяснилось, что уходя, уже в передней, один довольно авантюристичный спутник Чимаева как бы случайно сказал хозяевам: «Зря вы в Европе так боитесь русского оружия. Мы с Джохаром посылали наших ребят к русским ракетам с ядерными зарядами, чтобы посмотреть, что там с ними можно сделать. И оказалось, что они все заржавели, их даже взорвать невозможно».

Хозяева, люди воспитанные и опытные, как бы даже не услышали этой фразы, и гости ушли, не вполне поняв, что было сказано, но, поскольку речь шла о ядерном шантаже всего человечества, после их ухода начались панические звонки, которые в конечном итоге достигли и меня, в тот раз, к счастью, это был только блеф, но давайте подумаем, насколько он был близок к реальности. Представим себе, что Чечня действительно была бы разгромлена (и это одно время было вполне реальным), и тысячи уцелевших чеченских мальчишек, полубезумных и готовых мстить, у которых были убиты родители и жены, сожжены дома и деревни и в мире не осталось ничего и никого, что бы связывало их с жизнью и могло как-то ограничить, разбежались бы по всей России. Почти у каждого были приятели, с которыми они когда-то служили в армии, работали на стройке или просто пили с ними водку. А в России, кроме ракет, есть атомные электростанции, стоящие на приколе атомные подводные лодки, заводы и склады химического оружия (которое опробовалось, как мы установили, и в Чечне), запасы биологического оружия, и только в Свердловске-19 его достаточно, чтобы в один день уничтожить все живое на Земле. Как велика была вероятность того, что хоть один из этих обезумевших людей найдет дорогу даже к одному из этих объектов и как близка была бы катастрофа для человечества! Но ведь Чечня не единственная в России, да и Россия далеко не все человечество! То есть угроза существованию всего живого на Земле, вызванная массовыми преступлениями против человечности, сегодня стала вполне реальной и очевидной, и создание МУС лишь один из давно назревших ответов мирового сообщества на эту угрозу.

В то же время мы были бы слишком наивны, если бы всерьез считали, что создание МУС — достаточный и адекватный ответ. Бесспорно, нужны и другие, более эффективные механизмы сдерживания. Когда-то Александр Солженицын, как и многие другие диссиденты, предрекал Западу скорую и неизбежную гибель из-за того, что ползучему наступлению тоталитаризма повсюду оказывалось слишком слабое сопротивление. Советские войска открыто, КГБ слегка завуалировано захватывали все новые и новые позиции в мире. Левые интеллектуалы, порой руководимые и оплачиваемые из Москвы, иногда вполне наивно и бескорыстно помогали оправдать это наступление. И, казалось, что победа лагерной утопии во всем мире и в ближайшее время неизбежна. Между тем на наших глазах коммунистический интернационал развалился скоропостижно и окончательно, Человечество продемонстрировало необычайные возможности инстинкта самосохранения во времена, казавшиеся критическими. И сегодня мы знаем гораздо больше, чем тогда, об опасностях еще более страшных, чем лагеря и цензура, которыми коммунистическое господство грозило всему человечеству.

Но оказалось, что спасение европейской цивилизации было не в НАТО и не в ЦРУ, а в необычайном технологическом прорыве, который за несколько десятилетий создал в цивилизованном мире иное качество жизни человечества, недостижимое для тоталитарного общества. Оказалось, что в коммунистическом мире накапливались внутренние яды, разрушавшие этот колосс в гораздо большей степени, чем военные и политические усилия Запада. Солженицын в хорошей русской традиции, говоря о дряблости европейской цивилизации, был не прав, поскольку ответ на смертельную угрозу искал в той же плоскости, в которой находилась и сама угроза. В то же время военное противостояние, разнообразные и сложные механизмы сил сдерживания экс­пансии дали европейской цивилизации жизненно необходимое время, чтобы появился ответ на коммунистическую угрозу в одинаковой степени и неожиданный и необоримый. То, что мы делаем сегодня, создавая МУС, тоже является, конечно, мерой паллиативной, еще одной формой сил сдерживания и противостояния, новой, становящейся с каждым годом все более зловещей и еще более всеобщей угрозе существования человеческой цивилизации. Как и всякие силы сдерживания, МУС, конечно, недостаточен, чтобы отвести нависшую над человечеством угрозу, но, во-первых, он является не единственным нашим ответом, а только частью комплекса разнообразных мер; гуманитарных, образовательных, политических, полицейских и других. А во-вторых, эти меры сдерживания опять дают человечеству время для того, чтобы найти ответ нестандартный и уже более адекватный, который даст нам и нашим детям возможность встретить на земле не только XXI, но, будем надеяться, и XXII век христианской истории.

Сегодня человечество обладает замечательным творческим потенциалом, фантастической активностью и далеко не исчерпанным инстинктом самосохранения. Я глубоко верю в колоссальный запас прочности нашей цивилизации, в то, что нам указываются все новые и новые непредсказуемые для человека пути. И в то же время только от нас зависит, будем ли мы способны воспользоваться этими указаниями, найдем ли в себе силы двигаться по этим спасительным для человечества дорогам. Как раз в этом, как мне кажется, и состоит смысл работы, к которой мы приступаем сегодня, присоединяясь к сотням тысяч людей в разных странах, работы по созданию МУС, нового инструмента объединенных на земле наций.

Опубликовано на сайте: 2 октября 2009, 13:49

3 комментария

  1. Leon

    К сожалению,та ползучая лагерная система была не добита.И “недобитки” системы прекрасно возродились,перекрасились,научились говорить с высоких трибун международных организаций,красивые фразы.В той же Чечне создан авторитарный анклав,со своими персональными тюрьмами при президенте,а в Москве ,его именем называют улицы,его награждают высшими рос.орденами.А из стран ЕС к нему едут за деньги и спортсмены и представители искусства.И так тихой сапой предаётся легитимность режима и его главаря.Получается,что тот “замечательный творческий потенциал”о котором Вы пишете,зачастую имеет обратный эффект.Сейчас в Абхазии собираются проводить чемпионат мира по домино.Вроде бы никакой катастрофы.Ну так в истории всё начиналось с незначительных на первый взгляд событий.И большевичков по-началу было 2,5 тыс.

  2. Александр Землинский

    Глубокоуважаемый Сергей Иванович, как по-Вашему, вот это независимое расследование когда-нибудь закончится судом http://flanker20.livejournal.com/22590.html ?

  3. Sergey Grigoryants

    Уважаемый Александр,
    большое спасибо за присланные Вами материалы, хотя, конечно, по своему непрофессионализму я не все могу понять. Тем не менее, я решил поместить их у себя на сайте с рядом других материалах о катастрофе (по преимуществу польских) и, к сожалению, это единственное, что пока могу сделать.

    Дождемся ли мы суда? Мне не совсем понятно то, что сегодня происходит в России, но судя по тому, что происходит во всем остальном мире со все растущей скоростью — это уже не кажется таким невероятным. Конечно, мы не способны понять смысл того, что происходит вокруг нас, но иногда справедливость торжествует даже на уровне нашего понимания.
    Искренне Ваш –
    Сергей Григорьянц.

Комментировать