Использование спецслужбами криминальных элементов. Станислав Лекарев (Полковник ФСБ в отставке). Доклад на VIII международной конференции «КГБ: вчера, сегодня, завтра». 24-25 ноября 2000 года

Что общего между спецслужбами и организованной преступностью. Обсуждать это и просто, и сложно. Просто, потому что имеется возможность процитировать отдельных руководителей нашей страны, которые, используя лексику криминального мира, обещают при первой возможности «мочить врагов государства в сортире», а также «бить их дубиной по голове». Кстати, известный кавказский лидер тоже любил манипулировать пословицами, правда, не бандитскими, а чисто народными – типа «Будет и на нашей улице праздник», но тоже периодически усиленно предлагал «бить врага в его логове». Сложно же обсуждать потому, что у этой проблемы довольно много составляющих, которые для ее понимания требуют точных знаний в специфической области.

Из личного опыта работы в коммерческих службах безопасности мне известно, что так называемые теневые адвокаты на бандитских стрелках вполне резонно предлагают разбираться с крутыми проблемами «по понятиям», то есть всегда начинать разговор с уточнения официальных положений и терминов, раскрывающих существо предмета об суждения. Воспользуемся этой вполне разумной практикой и мы.

Спецслужбы – это система государственных органов, созданных и действующих с целью защиты национальных интересов и безопасности как внутри страны, так и на международной арене и являющихся наиболее острым инструментом борьбы, с помощью которого политическое руководство государства обеспечивается достоверной информацией о реальном состоянии дел в той или иной сфере социально-политической и экономической жизни. Одновременно спецслужбы являются силовым органом государства, осуществляющим негласный контроль за разведывательно-подрывными и иными враждебными инфраструктурами. Кроме того, в функции спецслужб входит проведение против различных источников угрозы государственной безопасности специальных операций специфическими оперативными средствами или ограниченным контингентом специально подготовленных для этих целей сотрудников (то есть проведение активных мероприятий но нейтрализации).

Мафия – это тайная разветвленная преступная организация крупных уголовных авторитетов, возникшая в Италии в начале 19 века по образцу неаполитанской каморры, члены которой используют ее как средство круговой поруки, запугивания и принуждения в целях достижения прямого или косвенного контроля за различными видами экономической деятельности, включая торговую и банковскую сферы, оказания выгодного для себя влияния на работу административных учреждений, или же для получения незаконных доходов в том числе и путем изъятия их у других.

Существуют международные концерны преступности представляющие собой сложную сетевую систему, которая объединяет общегосударственные организации, образующие определенный слой в обществе. При этом в качестве средства достижения поставленных экономических, политических или кадровых результатов своей преступной цели мафия в основном использует незаконное, преступное воздействие на лиц, государственные и общественные учреждения организации. Особая опасность такой криминальной организации в том, что она планирует свою деятельность на длительный период, имеет обширные вертикальные связи в различных сферах и способна вкладывать средства в подкуп должностных лиц, «проталкивая» своих людей в государственные органы.

Цели и спецслужб, и криминальных структур заключаются в достижении прямого или косвенного контроля над различными сферами политической и экономической жизни государства. Объектами (субъектами) контроля являются как отдельные лица, так и организации. Средства контроля – специфические и главным образом незаконные (негласные, нелегальные).

Объекты устремлений и защиты и для спецслужб, и для преступных организаций при осуществлении негласного контроля являются экономическая и политическая сферы деятельности государства. Здесь и сталкиваются их, казалось бы, непримиримые интересы. Обе силовые структуры «играют» практически на одном поле по одним и тем же правилам. При этом, если у спецслужб сфера деятельности политическая, в которой превалируют ее экономические составляющие, то устремления мафии построены прежде всего на удовлетворении своих экономических интересов, что сегодня невозможно осуществить, не захватив определенных позиций на политическом игровом поле. О том, как происходит эта борьба, мы каждый день наблюдаем на экране российского телевидения. Характерно, что в окружении многих губернаторов и представителей президента появились криминальные авторитеты (об этом подробно говорил в своей передаче от 20.11.2000 г. обозреватель А. Караулов). Черный, Махмудов, Михась и десятки других уже засветились в политике.

Принципы конспирации. И спецслужбы и мафия строят свою деятельность на принципах высочайшей конспирации и строжайшей исполнительской дисциплины. Конспирация – это умение сохранять в тайне лицами, привлекаемыми к такого рода деятельности, целей, содержания, форм, средств и методов решения поставленных задач или сохранять в тайне от посторонних тех сведений, которые могут нанести ущерб конкретной деятельности и ее участникам. Одной из основных составляющих конспирации в деятельности обе их структур являются легенды, псевдонимы и «крыши».

Сбор и реализация компромата. Технологии в этой сфере у тех и других структур ничем не отличаются. Съемки в саунах и реализация видеокассет на телевидении, фотографии и записи телефонных разговоров объектов компрометации приобрели невиданный размах. У нас в совершенстве научились «толкать в спину» (Руцкой, Калугин, Черепков, Ковалев, Скуратов, Лебедь) с помощью, как теперь говорят, «пиаровских кампаний». Самое интересное, что нет санкций, примененных против незаконных приемов сбора таких сведений с помощью несанкционированного «подсматривания и подслушивания».

Использование специально подготовленных исполнителей. Обе структуры используют в качестве исполнителей своих замыслов привлеченных на конспиративной основе специально подготовленных сообщников, которых они вовлекают в свою деятельность, склоняют или принуждают к этому с помощью подкупа, шантажа или насилия.

На языке спецслужб «спецагент» – это агент, уполномоченный действовать по узкому кругу вопросов, выполняя с помощью специальных методов и средств специальные задания, содержание и назначение которых строго законспирировано и представляет собой особую государственную тайну.

Завербованные чаще всего на компромате спецагенты находятся у спецслужбы на коротком поводке. Их периодически привлекают для выполнения особо деликатных услуг. При этом они должны самостоятельно обеспечивать себе конспиративность выполнения операции. Обычно результат оперативной деятельности спецагентов комуфлируется под естественные или случайные причины происшедшего. В случае провала операции спецагент полностью несет ответственность за ее срыв. Иногда в подобных случаях спецслужбам проще его ликвидировать, чем рисковать разоблачением при попытке вывести исполнителя деликатных поручений из-под следствия.

Надо быть очень осторожным, чтобы не попасть в перекрестье прицела мастеров подлых дел, когда нечистоплотные люди пытаются свести счеты с такими же негодяями (Холодова убили одни, а подставили других; Талькова, убили Листьева, а потом распространили слух, будто и киллер уже убит, но заказчики при этом опять были выведены в «тень», Рохлина убили одни, а подставили «стрелочницу»).

Барковский, друг убитого 29 июля 1995 года в Петербурге руководителя Центра боевых искусств Вячеслава Цоя, считает, что «его убила власть. 90% всех заказных убийств – их рук дело. У нас сейчас абсолютно криминальная власть. Бритые ребята в джипах – «крыша» власть имущих. У нас в стране произошла криминальная революция».

«Комсомольская правда» от 11.07.1995 г. опубликовала признания профессионального убийцы. Вот что рассказал бывший «киллер». «Нашу группу взяли в 70-е годы после ограбления выставки мехов на ВДНХ. Серьезных улик против меня не было, но один чин из «конторы» прямо накатил: «Доказательства будут. Так что, дружок, поработай на нас или…» В тюрьму не хотелось, и я согласился. Жгли квартиры неугодных режиму людей. Уже тогда мне довелось исполнить ряд наемных убийств без ведома органов. Бендеры, например, заказали ликвидировать начальника следственного отдела, а потом одного бывшего сотника. Работал не только за гонорар. Я знал, что эти люди – подонки, и уже тогда относился к тем исполнителям, которые задаются вопросом «За что?» Использовал пистолет и перед каждой акцией молился. Я не ведал, что сгорю совсем на другом. «Контора» заказала поджечь квартиру известного «правозащитника русской культуры» академика Лихачева в Ленинграде. Но уже тогда это имя для меня что-то значило. Отказался. Дом в итоге спалили другие, а меня подставили. Сел за то, чего не совершал.

Бывали случаи, когда спецагентам, осужденным за выполнение ответственных заказов и отбывавшим тюремное заключение, организовывался побег (Солоник, которого по плану побега предварительно перевели в «Матросскую тишину»).

Необходимых специалистов для выполнения тайных операций держат три конторы: ГРУ, спецслужбы, вышедшие из недр КГБ, и 6-е управление ГУВД. Последняя служба традиционно очень сильная, правда, о ней мало говорят.

Личные качества членов мафии и сотрудников спецслужб. Требования, предъявляемые к свойствам личности, способностям и темпераменту как сотрудников спецслужб, так и членов преступных организаций, во многом оказываются схожими.

Сотрудник спецслужбы должен обладать хорошей памятью, сильным характером, находчивостью, хладнокровием, выносливостью, ловкостью, наблюдательностью, умением читать мысли собеседника и скрывать свои чувства и мысли, логично и убедительно лгать, кратко, точно и ясно излагать свои мысли, а также умением пить, но не пьянеть. При этом он должен быть способен, выполнять свои должностные обязанности, решать поставленные задачи, находить в рамках своей компетенции наилучший подход к разрешению возникающих ситуаций и кратчайший путь к достижению цели, быть самостоятельным в мышлении и оперативно принимать обоснованные решения, последовательно и инициативно обеспечивать их выполнение.

В этом отношении личность преступника представляет собой целостную совокупность взаимосвязанных социальных и социальнозначимых, духовных, морально-волевых, психофизических, интеллектуальных свойств человека, способного использовать свою профессиональную подготовку и навыки в совершении преступления, ориентируясь в многообразии криминогенных факторов внешней среды, включая конкретную криминальную ситуацию.

Предполагается, что у новой криминальной элиты интеллект, профессиональный капитал и квалификация должны быть выше, чем у противоборствующей стороны, то есть у оперативных работников спецслужб, или правоохранительных органов, что для преступной организации является гарантией ее собственной безопасности.

Когда КГБ было сокращено на 50% и все кричали «ура» и хлопали в ладоши, никто не спросил, кого конкретно выгнали? Где теперь эти уволенные профессионалы? Раньше они работали на государство, а сегодня на кого? Люди со специфическими знаниями оказались невостребованными. Раньше они были хорошими организаторами неподконтрольных действий, а кто они теперь?

Сейчас вновь ожидается сокращение соответствующих структур. В свое время наши лучшие футболисты и хоккеисты ушли в «Монреаль» и «Милан», то есть к нашим противникам на игровом поле. Примерно это же происходит и с профессионалами спецслужб, только команды, куда они уходят, называются иначе. Они со своим специфическим мастерством не пропадут, за ними всегда окажутся деньги, властные структуры, коррупция плюс политика. Только вот играть они будут за противника, который становится все сильнее, а мы превращаемся в поставщиков классных исполнителей «себе на голову».

Агентурные и технические средства воздействия. Обе структуры для достижении своих целей используют в своей практической деятельности специальные конспиративные агентурные и технические формы и методы добывания информации и ее реализации, а также способы и средства иного воздействия на противоборствующую сторону, которые не применяются другими государственными органами власти и управления.

И спецслужбы, и мафия для достижения своих целей используют так называемую инфильтрацию собственной агентуры в так называемые разрабатываемые объекты заинтересованности.

Инфильтрацией называется процесс несанкционированного проникновения, или «внедрения» (спецслужбами, преступными группировками и недобросовестными конкурентами) на территорию враждебного государства, во вражескую организацию или в состав персонала конкретного предприятия специальных лиц (агентов) для политического или экономического шпионажа, а также в целях оказания необходимого влияния на объект устремления.

Следует сказать, что обе структуры активно пользуются последними научно-техническими достижениями в сфере создания современного оружия и специальных приспособлений. В технический арсенал современной криминальной элиты входят:

– современные технические средства электронного слухового контроля

– усовершенствованные самодельные минометы и зажигательные мины замедленного действия;

– отравляющие вещества;

– бомбы, закомуфлированные под контейнер с особо важной информацией (Холодов);

– спецсредства и препараты (Кивелиди, Гусев – замнач ГРУ).

Слежка, разведка и собственная безопасность. Обе структуры применяют в своей деятельности предварительную разведку, слежку, меры по обеспечению собственной безопасности, то есть контрразведку и информационно-аналитическое обеспечение своей оперативной деятельности.

Информационно-аналитическое обеспечение. Экономический анализ становится приоритетным направлением в деятельности как спецслужб, так и преступных организаций. Кто переманил специалистов в этой сфере покруче, тот и на коне, – «кто преуспел, тот и жабу съел».

Значение аналитической работы в этих структурах трудно переоценить. Знание оперативной и криминогенной обстановки сегодня является решающим. Своевременно выехать из страны иногда стоит жизни и свободы.

Специально выделенные люди в спецслужбах и преступных организациях ведут постоянный мониторинг оперативной (криминогенной) обстановки с целью обеспечения эффективности своих структур.

Оперативная и криминогенная обстановка – это совокупность условий и факторов, складывающихся на конкретном участке или направлении деятельности спецслужб и право охранительных органов и влияющих на управление этой деятельностью. Такую совокупность составляют достоверные, полные, актуальные и систематизированные данные о противнике, о собственных силах и средствах, а также информация о среде, в которой происходит конкретное противоборство. Объективные и субъективные условия обуславливают меры воздействия на лиц, объекты оперативной заинтересованности на конкретном участке оперативной деятельности в определенный период времени.

На современную оперативную обстановку в России повлияло принятие в декабре 1993 года Конституции, по которой президент фактически был наделен авторитарными полномочиями. Сейчас в России существует «смешанный» политический режим, сочетающий принципы авторитаризма и демократии. Он авторитарен, поскольку реальная власть в стране фактически принадлежит неконтролируемым бюрократическим структурам, но он демократичен, поскольку существует политический плюрализм и свободные выборы политическая оппозиция и свободная пресса.

При этом половинчатый, неполный или слабый характер российского авторитаризма связан с тем, что авторитарная бюрократическая власть не обладает единством, монолитностью, она многополюсна, разделена на ряд соперничающих между собой центров (президентский и правительственный, ведомственные, центральные и региональные). Носители авторитарной тенденции стремятся устранить эти издержки перестроечного демократизма и посттоталитарной дезинтеграции ради восстановления бюрократических принципов всемогущего государства, если не прямо управляющего всеми сферами жизни общества, то, во всяком случае жестко контролирующего все эти сферы.

Важной составляющей оперативной обстановки является так называемая среда, в которой происходит противоборство.

Говоря об оперативной обстановке, нельзя не учитывать, что основные ее составляющие – представители простого народа, предприниматели и криминальные элементы – руководствуются укоренившимися в каждой конкретной среде психологическими установками.

Изучение этой области показало, что простой российский бизнесмен считает:

– некриминальных денег нет;

– нет бизнесмена, не вступившего в противоречие с законом, но далеко не все из них предпочитают криминальный путь;

– в России человек, открывший собственное дело с самыми добрыми намерениями, вынужден постепенно приспосабливаться к нравам криминогенной среды;

– государство практически устранилось от выполнения главной своей функции – защиты прав и безопасности личности.

Рядовой представитель криминальной среды полагает:

– «силовой наезд» – самый эффективный метод ведения переговоров с партнерами по бизнесу, даже если он раскручивает маховик насилия;

– криминальный бизнес должен захватить цивилизованный;

– главный аргумент в споре – пистолет и взрывное устройство, а гарантия – проницаемость мышечной ткани для пули и осколков;

Представитель народа считает:

– если при советской власти все жили «вровень», откуда у новых русских взялся первоначальный капитал;

– никто, нигде, никогда не любил и не станет любить богатых; богатый – это живой укор бедному, это то, чего ты мог бы добиться, только не делаешь;

– размер богатства, заработанного «умными людьми», воспользовавшимися отсутствием правового регулирования их деятельности, не соответствует приложенным ими усилиям (но они не попирали закон, а обошли его).

В результате:

– о личной безопасности, безопасности своих семей, своей собственности мечтают все – от предпринимателя, которому мерещится киллер в подъезде, до матери, с тревогой ожидающей возвращения дочери из школы. О социальной безопасности и справедливости большинство уже не говорит. Оно нуждается в зарплате, жилье, бесплатном образовании и лечении.

Из всего сказанного следует: пока имеется возможность безнаказанных убийств, общество нельзя считать здоровым.

Когда борьба идей переходит в борьбу людей не на жизнь, а на смерть, в этом просматривается обреченность, отчаянность положения, полное отсутствие какой-либо морали. При росте жертв в геометрической прогрессии, когда отсутствуют виновные, срок жизни такой организации значительно укорачивается.

История сращивания спецслужб и мафии. Еще в начале века ограбления и убийства были взяты на вооружение революционерами. 4 февраля 1906 года террорист из «Боевой организации» Азефа убил великого князя Сергея Александровича Романова, а 28 июня эсер-боевик Я. Акимов убил вице-адмирала Г.П. Чухнина. 20 июня 1907 года боевик социал-демократов Камо захватил 250 тысяч рублей, которые перевозили в Государственный банк в Тифлис.

Преступные методы были задействованы и в период «Красного террора», который начался после покушения на Ленина эсерки Каплан. Однако это покушение всегда вызывало немало толков – слишком много вопросов возникало в связи с ним, в том числе и самый главный: кто же все-таки тогда стрелял?

Доктор исторических наук А. Литвин выдвинул невероятную на первый взгляд версию Кремлевского заговора: от Ленина хотели избавиться его ближайшие соратники Свердлов и Дзержинский. В ходе расследования выяснилось, что пули, которыми стреляли в Ленина, не были отравлены, что 30 августа 1918 года вместе с Каплан сразу же после выстрелов арестовали бывшего левого эсера, заместителя командира отряда ЧК Александра Протопопова, и той же ночью расстреляли. Стало известно, что Каплан – полуслепая, полуглухая, больная женщина – в течение полугода сообщала всем знакомым о своем намерении убить Ленина «за измену социализму». Каплан была расстреляна 3 сентября 1918 года по личному указанию Свердлова (короткое сообщение о ее казни было опубликовано 4 сентября в «Известиях»).

Специалистов удивило несоответствие пометок от пуль на пальто Ленина с местами его ранения. Когда же сравнили пули, извлеченные при операции Ленина в 1922 году и при бальзамировании тела вождя в 1924 году, выяснилось, что они разного калибра. Да и опасность ранения в описаниях врачей была преувеличена: Ленин самостоятельно поднялся по крутой лестнице на третий этаж и лег в постель. Через день, 1 сентября, те же врачи признали его состояние удовлетворительным, а еще через день вождь поднялся с постели.

По официальной версии, главными организаторами покушения на Ленина были названы руководители правоэсеровской боевой группы Григорий Семенов, Лидия Коноплева. Примечательна их дальнейшая судьба. В ноябре 1918 года Семенов, руководитель боевой партии эсеров, арестован чекистами, но на поруки его берет А. Енукидзе. В 1919 году Семенов примкнул к эсеровской группе «Народ», продолжая в то же время оставаться сотрудником ВЧК. В январе 1921 года по рекомендации Енукидзе, Серебрякова и Крестинского он вступает в РКП(б). В 1922 году во время процесса над лидерами партии правых эсеров осужден и тут же амнистирован. В последующем Семенов работал в разведуправлении РККА.

Схожий путь и у Коноплевой – в 1921 году ее принимают в РКП(б) по рекомендации Бухарина, Шкирятова и Смирнова. С осени 1919 года она сотрудничает с ЧК, затем с 1922 по 1924 годы работает в 4-м управлении штаба РККА. Странная судьба людей, практически нажавших спусковой крючок волны «красного террора».

На фоне мартовского кризиса большевистской властной структуры в марте 1918 года, критики стремления Ленина сохранить мир с Германией усиливалось влияние Свердлова. В августе 1918 года встал вопрос о возвращении на пост председателя ВЧК Дзержинского, что зависело во многом от Свердлова. Вполне вероятно его объединение со Свердловым в перераспределении власти, наметившейся летом 1918 г. Технически организовать тогда покушение на Ленина было просто. Достаточно лишь представить, что руководители боевой эсеровской организации Семенов и Коноплева начали сотрудничать с Дзержинским не с октября 1918 года, когда их арестовали, а с весны 1918-го. Тогда станут понятными и легкость, с которой в нужном месте прозвучали выстрелы, и нарочито безрезультатная работа следствия, и быстрая казнь Протопопова и Каплан, не зафиксированная даже в протоколах судебной коллегии ВЧК.

Расстрел династии Романовых, убийство большевистских комиссаров и чекистов (Володарский и Урицкий), покушение на Ленина способствовали желанному для большевиков обострению гражданской войны в стране, кардинальному размежеванию общества. Эту акцию правящая элита умело использовала для усиления напряженности.

Спецслужбы СССР традиционно были нацелены на ликвидацию идеологических лидеров, которых всегда опасались кремлевские идеологи (Троцкий, Киров, Бендера, Марков). Операции по ликвидации «врагов народа» (политические убийства) ОГПУ начало в 1926 года. Именно в этом году в Париже был убит Симон Петлюра, а в 1930 году глава российской военной эмиграции генерал Кутепов. В 1937 году та же судьба постигла другого генерала, Миллера (его утопи ли, когда везли в Россию на теплоходе «Крупская», поскольку теплоход догнал французский эсминец с целью досмотра советского корабля по подозрению в похищении генерала).

В 1932 году был убит резидент ОГПУ в США В. Маркин, в 1934 году агент ГРУ Ж. Кремет, в 1937 году резидент ОГПУ в Швейцарии И. Рейсс и группа «левых» в Испании – Мулен, Ландау, Бернери, Нин. В 1938 году в Бельгии убит перебежчик, бывший резидент Г. Арутюнов, подложена бомба в коробку конфет лидеру украинских националистов Е. Коновальцу. В том же году в Париже был убит сын Троцкого Лев Седов, а потом Меркадер под руководством Эйтингона провел операцию по ликвидации самого Троцкого. В свое время эта группа успешно использовалась для коротких «оперативных» расправ с неугодными (Киров, Михоэлс).

На этом фоне весьма подозрительными кажутся и само убийства Есенина с Маяковским. Известный эксперт-баллист независимой российской судебной экспертизы Э. Сафронский сообщил следующие интересные факты о подробностях экспертизы материалов, имеющих отношение к самоубийству Маяковского («Общая газета» от 7.09.85 г.):

– номера пистолетов браунинг, как найденного на месте происшествия и занесенного в протокол, так и того, который был официально приобщен к делу, не совпадают;

– извлеченная пуля и найденная на месте происшествия гильза оказались от маузера, принадлежащего чекисту, который вел следствие.

Доказано и то, какими методами добивались следователи самооговоров на крупнейших политических процессах того времени. Следует сказать, что американцы впервые заинтересовались контролем над поведением человека с помощью лекарственных средств и гипноза еще в 30-е годы. В Москве шли те самые абсурдные «открытые процессы», в ходе которых виднейшие большевики признавали себя виновными в том, чего никогда не совершали. В результате появилось мнение о том, что русские применяют неведомые медикаментозные препараты и гипноз для «промывания мозгов». Подозрения усилились, когда в 1949 году кардинал Венгрии Миндсенти выступил в суде с чуждыми для своих антикоммунистических убеждений заявлениями. Затем в Корее американские пилоты, попавшие в плен к китайским добровольцам, не только подписывали признания в военных преступлениях, но и сами выступали по радио. Этого в Штатах понять не могли.

А осень 1941 года можно считать началом использования органами госбезопасности уголовников в качестве киллеров. Тогда в Москве на Стромынке был сформирован диверсионно-разведывательный Отряд особого назначения. Инициатором его создания были два ведомства – НКВД и НКГБ. Время было тяжелое, не хватало квалифицированных, специально подготовленных разведчиков-диверсантов для выполнения заданий в тылу врага. Для наиболее опасных операций было предложено использовать уголовников. Курировавший организацию отряда комиссар госбезопасности 3-го ранга Л. Цанава, конечно, с одобрения «сверху», согласился и дал команду предоставить в распоряжение руководства отряда картотеку НКВД. Задача стояла сложная: требовалось отобрать молодых и сильных «авторитетов» уголовного мира. Среди них были рецидивисты – воры, разбойники, медвежатники, контрабандисты, шулера и другие криминальные таланты.

В марте 1942 года Отряд особого назначения, которому присвоили имя Дзержинского, в составе 50 человек пересек линию фронта и ушел в тыл врага. Первые же успехи отряда превзошли все ожидания. Отряд громил немецкие гарнизоны, полицейские и жандармские участки, лесничества и хозяйства колонистов-бауэров. Говорят, что рецидивисты превосходили «нормальных» бойцов отряда в смекалке, презрении к смерти, находчивости. Вскоре за ненадобностью руководство отряда отослало самолетом на Большую землю трех «оперов» НКВД, приставленных следить за «подопечными».

За мужество и героизм военное командование, в том числе и Рокоссовский, не раз представляло «особо опасных» к боевым наградам. Однако Цанава не принимал представления и всегда отказывал. Никто из зеков не получил за всю войну и медали, но зато все бойцы-рецидивисты остались живы. Феномен использования органами госбезопасности зеков долго держался в тайне.

Диверсиями, политическими убийствами и террором в КГБ занималось управление «С» ПГУ, вышедший из его недр от дел «В» и позднее 13-й отдел. Убийства врагов СССР на территории суверенных государств не могли совершаться без санкции руководства страны и КПСС.

В начале 50-х годов органами госбезопасности планировалось даже покушение на югославского лидера Броз Тито, но титовская контрразведка обезвредила террористов.

В 1957 году был убит лидер украинской эмиграции Лев Ребет, а в 1959 году в Мюнхене – Стефан Бендера. Исполнитель обоих убийств Богдан Сташинский был завербован в 1951 году во время учебы в Институте иностранных языков. В обоих случаях он использовал препарат, вызывающий мгновенную закупорку кровеносных сосудов. В 1961 году в Берлине, сбежав от охраны, он попросил политического убежища. Он первым открыл Западу глаза на роль спецслужб в государственной внешней политике и рассказал о спецсредствах, разрабатываемых в недрах КГБ.

Хафизулла Амин также был ликвидирован руками КГБ, правда, со второго захода. Перед этим КГБ предпринял по пытку отравить афганского лидера, внедрив в его окружение под видом повара подполковника Талебова, который не смог или не захотел справиться с заданием. Однако непосредственно перед штурмом в пищу обитателей дворца все-таки попал препарат, который снизил их способность к сопротивлению.

Спецподразделения советской разведки считаются причастными и к операции по смещению и ликвидации Чаушеску в декабре 1989 года в Румынии.

После развала СССР и провала ГКЧП уголовная форма политического терроризма приняла беспрецедентный размах. (Сейчас все забыли ряд весьма своевременных самоубийств лиц с весьма отменным здоровьем, включая падения с балконов казначеев стратегического золотого запаса партии – 2.554 тысячи тонн золота, – располагавших тайной «партийных денег».)

Для совершения политических убийств были использованы: направленный взрыв (Холодов), внедрение в окружение жертвы агентуры, нож (Кантор), топор (Мень), контактный яд (заместитель начальника ГРУ Гусев, Кивелиди), снайпер (Квантришвили), автонаезд (сын правозащитника Григорянца), попытка имитации убийства под естественную смерть в результате хронического заболевания (Кивелиди), киллеры (Тальков, Листьев, Цой), сфальсифицированное судебное преследование (Пансков, Орехов, Новодворская и др.)

Каковы общие черты всех этих убийств? Аналитики полагают, что их объединяет следующее:

– для определенных кругов жертвы были в первую очередь людьми-символами сопротивления реакции, невежеству, посредственности. Каждый в своей общественной группе был наиболее уважаем. Многих можно было назвать «душой общества». Большинство были людьми абсолютно неконфликтными;

– все были убиты накануне «пика» своей карьеры (А. Мень – перед началом регулярных выступлений по ТВ, И. Тальков – в момент подхода к пику своей «шоу-карьеры», О. Квантришвили – перед превращением фонда в политическую партию, Д. Холодов – перед возможной публикацией в популярнейшей газете материалов, компрометирующих высокие военные чины, В. Листьев – в момент назначения идеологическим руководителем ОРТ, И. Кивелиди – в канун избрания на пост лидера «партии предпринимателей»), В этот перечень символов сопротивления реакции, невежеству, посредственности вошли Старовойтова и Рохлин, и трудно ожидать, что список не будет увеличиваться;

– все убийства носили театрализованный, демонстративный характер. Убийство-демонстрация, как бы объявляющее, что право на жизнь будет даровано только сговорчивым и удобным. Наиболее влиятельным и самостоятельным бизнесменам предлагается в панике покинуть Россию, что значительно упростит борьбу за власть. Убийство-вызов, сообщающее «новым русским», мечтающим о правовом государстве, честном бизнесе и цивилизованной жизни, о том, где их место в нынешнем общественном устройстве России;

– все убийства происходили или перед, или во время так называемых средних политических кризисов. По мнению руководителя общественной аналитической службы «Символ» Александра Чистова, следующей жертвой будет «политик, который сделает неубитых послушнее» (очень похоже на предсказание убийства Галины Старовойтовой).

Нарочитая, искусственная несхожесть перечисленных убийств скорее работает на версию о том, что все эти трагические события – звенья единой цепи.

Характерно, что на фоне изложенного в последнее время активизировала свою деятельность «группа хулиганствующих элементов», оскверняющих мемориальные кресты и памятники выдающимся соотечественникам не русского происхождения. Недавно были совершены надругательства над могилой грузинского царевича Александра (церковь Всех святых у метро «Сокол», которая строилась на средства грузинской царевны Дареджан и превратилась в место захоронения грузинских государственных и общественных деятелей). Здесь же были вскрыты и уничтожены захоронения двух грузинских священнослужителей. И эти акты можно отнести к списку целенаправленных политических акций экстремистской организации, очевидно, осуществляющей единую стратегию.

Осенью 1997 года в американских СМИ был распространен доклад «Российская организованная преступность и ее международные связи» вашингтонского Центра стратегических и международных исследований, который работает на администрацию и Конгресс США. Среди авторов доклада были названы бывшие руководители силовых ведомств США – ЦРУ, ФБР, Агентства по борьбе с наркотиками. Авторскую группу возглавлял бывший директор ЦРУ Уильям Вебстер. Известно также, что за научную и литературную редакцию доклада отвечал американский журналист и писатель Арно де Борчгрейв, кадровый сотрудник ЦРУ времен «холодной войны», специализировавшийся ранее на «активных операциях», в том числе сугубо клеветнического характера.

По мнению экспертов Совета по внешней и оборонной политике (С.А. Караганов), использованная в докладе информация «в основном носит достоверный характер, а большинство недостоверных данных и оценок почерпнуто из российской прессы или выступлений российских политических деятелей».

Кратко доклад сводится к следующему. Новые реформаторы в России встретились с небывалым в истории вызовом. Несмотря на назначение реформистски ориентированного кабинета министров в марте 1997 года, который начал разрушать монолит российских монополий, основные препятствия на пути экономических и политических реформ остаются. Формулируя видение места России в XXI веке, Совет Безопасности РФ сделал вывод, что основная угроза для национальной безопасности страны исходит не от внешних врагов, а из внутренних социальных и экономических проблем. Вот уже шестой год подряд национальный валовой продукт снижается на 6%. Четверть населения России борется за выживание, находясь ниже черты бедности, которая определяется доходом 25$ в месяц. Продолжительность жизни сократилась с 69 лет в 1990 году до 57,7 в 1996 году. Демографы предсказывают, что в ближайшие тридцать лет население России сократится с 147 миллионов до 123, что является уникальным падением численности населения в мирное время.

Политический, социальный и экономический кризис в России вызывает серьезное беспокойство на Западе, но взаимосвязь между ним и феноменом российской организованной преступности (РОП) осознается явно недостаточно.

То, что президент Ельцин назвал в 1994 году «самым большим мафиозным государством мира» и «сверхдержавой преступности» метастазировало в состояние, которое Г. Явлинский определил как «полукриминальная олигархия».

Руководители разведывательных служб Запада располагают неопровержимыми свидетельствами того, что преступные группировки в России пользуются покровительством правящей олигархии, которая сформировалась в первые постсоветские годы и консолидировалась в период болезни Ельцина в 1996 году. Один из кандидатов на место Ельцина Юрий Лужков сказал, что Россия сегодня сталкивается с «безграничной криминализацией экономики … и собственно правительства».

По оценке Министерства внутренних дел России, призванного бороться с организованной преступностью, порядка 40% частного бизнеса, 60% государственных предприятий и где-то от 50 до 85% банков контролируются организованной преступностью. В целом можно сказать, что почти две трети российской экономики находится под крылом преступных группировок. Рэкет под предлогом защиты стал нормой со времени крушения коммунизма. Большинство частных структур и коммерческих банков порой под угрозами применения силы вынуждены за такую «защиту» платить от 10 до 30% своих доходов организованной преступности.

Руководители американских деловых кругов оценивают Россию как одно из худших мест для бизнеса не только в связи с массовой коррупцией и преступностью, но и в связи с нарушениями договорных обязательств и невозможностью применения законов. В отсутствии эффективного законодательства для ведения бизнеса и эффективных судов преступники и банды стали вершителями правосудия де-факто. Рэкет под предлогом «защиты» фактически заменил государство в его традиционных функциях правовой защиты.

Примерно восемь тысяч преступных группировок действует на территории бывших советских республик. 200 крупнейших сегодня являются глобальными конгломератами. 26 лидеров обозначили свое присутствие в США во время проведения переговоров о разделе сфер влияния с американскими, сицилийскими и колумбийскими преступными синдикатами. Преступные действия этих группировок зафиксированы в 17 городах США.

Директор ФБР Луис Фри, выступая на слушаниях перед комитетом Конгресса, подтвердил, что российские преступные группы установили сотрудничество с партнерами более чем в 50 странах по сравнению с 29 странами в 1994 году. Генеральный прокурор США Дж. Рино определила российскую организованную преступность и ее международные связи как приоритетную сферу деятельности для Министерства юстиции на фоне того, что правоохранительные структуры США и Европы рассматривают ее как основную угрозу и предпринимают усилия для выработки и координации общей стратегии действий. Два директора разведслужбы – Дж. Вулси и Дж. Дейч – признали на слушаниях в Конгрессе, что транснациональные преступные синдикаты несут существенную угрозу миру и стабильности в мировом масштабе.

После распада Советского Союза и рождения Российской Федерации численность сотрудников КГБ и аналогичных структур сократилась примерно на сто тысяч человек. Аналитический потенциал, контакты и опыт этих лиц был очень нужен преступным группировкам, которые предоставили рабочие места бывшим сотрудникам КГБ всех уровней и специальностей. В частности, те из них, кто работал за рубежом, хорошо знакомы с «безопасными» финансовыми схемами для отмывания денег. КГБ также выпустило из своих тюрем закоренелых преступников, многие из которых проникли в США с поддельными паспортами и фиктивными данными о своем прошлом.

Бывший руководитель подкомитета Сената по терроризму, наркотикам и международным операциям сенатор Дж. Керри констатирует, что «реальная власть находится в руках крестных отцов русской мафии и их союзников – бывших сотрудников КГБ, занимающих важные посты как в частном, так и в государственных секторах экономики, и коррумпированных политиков из высших сфер».

Боссы организованной преступности и их клиенты из новой номенклатуры приобретают недвижимость от Буэнос-Айреса до Берлина, от Туниса до Таиланда. Они стремятся к респектабельности, начиная от приобретения дорогой одежды, членства в престижных клубах и кончая образованием для своих детей в привилегированных школах. Организованная преступность подмяла под себя банковское дело в постсоветское время и сейчас руководит им или влияет на него. И те, кто регулирует деятельность банков, только жалуются, что они бессильны применить санкции или закрыть те банки, в которых откровенно проводятся криминальные операции под легальным прикрытием.

В мае 1997 года президент Ельцин начал свою шестую антикоррупционную кампанию за последние годы. В этот раз был издан указ №484, в соответствии с которым высшие государственные чиновники (но не члены Госдумы) должны были представить ежегодную декларацию с указанием имеющегося у них имущества. Указ давал достаточное время для того, чтобы каждый успел или перевести средства за рубеж, или переписать собственность на родственников. В результате Борис Березовский, заместитель секретаря Совета безопасности, имеющий, по данным журнала «Форбс», состояние в 3 миллиарда долларов, представил декларацию, согласно которой его «стоимость» составляет всего 39 тысяч долларов. При этом Государственная дума принимает законы, игнорирующие реальность, и организованная преступность устанавливает свои законы и делает это безжалостно.

Ежегодно происходит примерно 500 заказных убийств и практически ни одно из них не раскрыто. Нет такого правоохранительного органа, который мог бы защитить от все сильных преступных группировок. Генеральный прокурор Юрий Скуратов остро обозначил проблему неисполнения законов, выразив в феврале 1997 года свою «обеспокоенность откровенно беззубой политикой официальных властей по отношению к преступности». По его мнению, борьба с преступностью ограничивается вывеской, и необходим прецедент ответственности высокого должностного лица за свои преступления.

Аналитическая служба президента Ельцина еще в январе 1994 года констатировала, что «правоохранительные органы повсеместно взаимодействуют с организованной преступностью». В 1996 году МВД предъявило обвинения в коррупции 857 чиновникам. Тысячи случаев находятся в стадии расследования, но немногие доведены до суда.

Тысячи подставных компаний созданы организованной преступностью с целью вывоза капиталов. Они торгуют так же незаконными приглашениями для русских, стремящихся получить визы в страны Западной Европы, США и Канаду. Эти дутые компании получают кредитные карточки, используют их для покупок в России, пока счет дойдет до лимита кредита, и затем аннулируются.

Дж. Дейч в 1996 году писал, что «коррумпированные чиновники обеспечивают преступные синдикаты экспортными лицензиями, таможенными документами, освобождениями от налогов и государственными контрактами… чиновники из силовых ведомств обеспечивают преступникам защиту от ареста и наказания». Международная деятельность этих криминальных группировок угрожает национальным интересам США. Они увеличивают объемы транспортировки оружия, используя коррупцию, нечеловеческие условия жизни и хронические невыплаты в Вооруженных силах России. Эта обстановка открывает им доступ к военным складам. Хищения и незаконная торговля оружием, техникой, перевозка наркотиков военным транспортом – все это вне контроля со стороны правоохранительных органов.

Западные разведслужбы считают, что именно таким путем были нелегально доставлены ряду заказчиков на Ближнем Востоке ракеты малой и средней дальности. Организованная преступность обеспечивает также новые транзитные пути транспортировки наркотиков из основных зон производства героина в Азии (Золотой Треугольник и Золотой Крест) через территорию бывшего СССР, избегая таким образом контроля со стороны западных служб на традиционных путях.

Несмотря на мрачность картины все же есть место надежде. Олигархи начинают осознавать, что их империи более не являются неприкосновенными. Хотя не полностью и с огрехами, но делаются шаги по ограничению коррупции и финансовых махинаций в энергетических и транспортных монополиях.

В том же докладе говорилось, что возвращение реформаторов (их предшественники были убраны в 1992 году) предоставляло России шанс избежать экономического хаоса. Если они выдержат курс и положат конец недобору налогов (составившему 30 миллиардов долларов в 1996 году), Россия может начать движение от полукриминальной экономики и обеспечить переход к рынку на основе закона и подлинной демократии. Россияне смогут пожать для себя плоды частной собственности и бизнеса, не выплачивая деньги преступникам… В заключение было сказано, что хотя экономическая реформа и является главным направлением, но это не единственная возможность положить конец засилью организованной преступности в российском государстве и экономике. «Наша группа уверена, что результат может дать только насильственный путь из нынешней ситуации через становление законодательной и судебной системы, независимой и не подверженной коррупции».

Доклад вызвал серьезную озабоченность в российских политических и экономических кругах. В основных силовых структурах были проведены совещания руководителей, которым рекомендовалось разработать предложения по перестройке механизмов борьбы с организованной преступностью и коррупцией с учетом сложившейся обстановки. Был даже поставлен вопрос о передаче кураторских функций в этой сфере министру внутренних дел России. Одновременно в интересах снижения нежелательного резонанса у мировой и российской общественности, вызванного содержанием доклада, в отечественных СМИ был опубликован ряд материалов, дезавуирующих заключение вашингтонского Центра стратегических и международных исследований.

Однако можно ожидать, что российские криминальные синдикаты продолжат свое наступление на заморские территории. С увеличением потока в эти страны иммигрантов, особенно из Израиля, который приютил многих представителей криминального мира России, на их территории будет возрастать и преступность. Прорвавшиеся на Запад представители криминального мира России и стран СНГ будут стремиться вытеснить местных конкурентов и постепенно превратятся в серьезный источник угроз не только американским интересам, но и интересам целого ряда ведущих стран мира.

Можно ожидать также, что в ближайшее время российские силовые структуры будут делать все возможное для привлечения с помощью иностранных коллег к уголовной ответственности бывших соотечественников, причастных к преступной деятельности на территории России и скрывающихся от правосудия за рубежом. Это повлечет за собой всплеск реализации дел против «русской мафии» в иностранных судах. В ответ организованной преступностью будут задействованы все имеющиеся силы и средства, включая коррумпированные связи в высших эшелонах власти.

Сферы сближения криминальных и специальных структур. Основными сферами, в которых происходит сближение, если не слияние структур, являются экономическая деятельность, включая так называемые переделы сфер влияния, политические разборки и государственный террор (политические расправы и убийства).

При отсутствии у государства денег на счетах для оплаты своих обязательств, то есть при неспособности юридических или физических лиц оплатить в данный момент предъявленные им финансовые счета наступает так называемая экономическая несостоятельность и возникают «экономические нарывы». На этом пути, ведущем к экономической катастрофе, неизбежно появляется экономическая преступность, то есть та форма реализации теневых отношений в экономике, когда экономическая деятельность, осуществляется криминальными методами и имеет целью достижение незаконного обогащения.

Незаконное предпринимательство или теневая экономика как составная часть организованной преступности представляет собой неконтролируемые обществом производство распределение, обмен и потребление товарно-материальных ценностей и услуг (то есть скрываемые от органов государственного управления и самоуправления, а также от общественности социально-экономические отношения между отдельными гражданами и социальными группами по использованию существующих форм собственности в корыстных личных или групповых интересах). Сюда следует отнести все виды деятельности, направленные на получение доходов, утаиваемых от налогообложения, правонарушения, охватывающие не только корыстные экономические преступления, но и непреступные корыстные экономические правонарушения, а также правомерную, но неучтенную или не подконтрольную экономическую деятельность.

Деформированная нелегальным положением рыночная экономика, нерегламентированная законом, приводит к тому, что появляется неформальный экономический сектор, то есть хозяйственная, коммерческая и иная экономическая деятельность, скрытая от официального учета и контроля. В результате у государства и общества возникает проблема экономической безопасности, то есть способности соответствующих органов государства, общественных организаций и граждан страны противостоять дезорганизующим факторам и сохранять управляемость жизненно важных отраслей экономики в интересах личности, общества и государства.

Наиболее наглядной областью, в которой происходит слияние криминальных структур со спецслужбами, является криминальный бизнес, представляющий собой подпольную, полностью скрываемую от всех форм контроля экономическую деятельность, встроенную в официальную экономику и представляющую собой экономическую преступность в форме хищений, корыстных должностных и хозяйственных преступлений.

Процесс сращивания обостряется в периоды перераспределения сфер влияния в экономике и особенно в периоды экономического противоборства, когда на первый план выходит острая антагонистическая борьба за монопольное владение рынками сбыта или их перераспределение. Именно в такие периоды растет экономическая преступность, сущность которой представляют уголовно-наказуемые действия, совершаемые в сфере производства, распределения и потребления товаров и услуг, в банковской сфере.

Как уже было сказано, точкой соприкосновения спецслужб и преступных организаций являются те сферы, где вращаются деньги.

Наиболее мощным средством перераспределения российской собственности и капиталов, в том числе криминальных, является коррупция, шантаж, заказные убийства.

В своем исконном значении слово «коррупция» означает «порча». Юридически коррупция представляет собой двустороннюю и взаимовыгодную сделку, когда одна сторона подкупает другую, которая за вознаграждение выполняет определенные действия либо обеспечивает бездействие. При этом лицо, находящееся на государственной или иной службе, нелегально «продает» свои услуги физическим и юридическим лицам, а «покупатель» получает при этом возможность использовать государственную либо иную структуру в своих целях: для обогащения, ухода от предусмотренной законом ответственности, социального контроля и т.п. В результате преступный мир получает возможность использовать в своих преступных целях государственные властные и исполнительные возможности привлеченных к «сотрудничеству» должностных лиц.

Коррупция – это взяточничество и казнокрадство, сговор и подлог, круговая порука и многие другие злоупотребления чиновников, которые действуют ради собственного кармана. Следствием коррупции является сращивание государственных структур со структурами преступного мира, а также подкуп и продажность общественных и политических деятелей. В этом и заключается одна из основных причин низкого авторитета российской власти. Складывается впечатление, что сама власть препятствует наведению порядка в стране, угрожая этим самой безопасности России.

Вспомним события конца 90-х годов, когда МВД был вскрыт ряд преступлений, совершенных коррумпированными сотрудниками ФАПСИ и ФСБ. Наиболее крупное дело в сфере коррупции военнослужащих вела военная контрразведка ФСБ РФ против бывшего генерал-майора ФАПСИ В. Монастырецкого, арестованного 12 апреля 1996 года в своей квартире стоимостью 1,3 миллиона долларов. Представители военной контрразведки ФСБ сообщили в печати, что при этом была описана мебель на сумму 135 тысяч долларов. Кроме квартиры у Монастырецкого было четыре иномарки – две «Вольво» и два джипа «Чероки». В депозитарном сейфе на имя Монастырецкого в одном из российских коммерческих банков находился чемодан с валютой на сумму в рублевом эквиваленте свыше 1,5 миллиарда рублей. Среди других вещдоков – соответствующие документы, также ключи от депозитарного сейфа в зарубежном банке.

Из материалов расследования известно также, что в 1995 году один из бывших иностранных разведчиков оформил на имя Монастырецкого, который находился в тот период в загранкомандировке, фирму, зарегистрированную на Британских Виргинских островах. Позднее фирма «Сименс» неоднократно перечисляла на личный счет Монастырецкого в его собственной западной фирме определенный процент от сумм сделок, заключенных «Сименс» с ФАПСИ. Монастырецкий был арестован после неудавшейся попытки вылететь в Германию.

27 марта 1997 года в Москве на совещании по проблеме коррупции в Вооруженных силах России представителем ФСБ РФ было сообщено, что спецслужба ведет расследование по факту незаконных поставок российского оружия не только в Армению, но и в ряд других стран СНГ, в том числе в Туркмению и Азербайджан (эти поставки осуществлялись в обход официальных структур через посреднические фирмы, связанные с военными криминальными кругами).

Злоупотребление властью при «реформировании» силовых структур привело к их развалу и утрате ими способности выполнять свои задачи. Еще Фома Аквинский писал: «Несправедливый закон вообще не закон, а скорее форма насилия» Если можно на самом «верху» плевать на Конституцию, Суд, Закон, то почему нельзя «в середине» узаконить взяточничество и государственный рэкет, а «снизу» – практику грубого насилия?

Можно предположить, что структура новой команды руководства страны не является монолитом. В нее входят «крутые антиельцинисты» из «непримиримой оппозиции» представители «центристских» течений, правоохранительных органов и силовых структур, чиновники в аппарате правительства и в президентской администрации.

Всех их объединяет единство ближайшей цели: установление жесткой, не допускающей реальной оппозиции и критики иерархической системы власти, подавление демократических прав и свобод. Вопрос о том, сумеют ли современные лидеры возглавить эту систему, очевидно, будет решаться по мере достижения ближайшей цели, которая предполагает определенную координацию действий между различными составляющими «партии власти».

Сегодня механизм перехода от демократии к авторитаризму заложен в недрах осуществляющей авторитарную власть команды, пришедшей на смену прежнего президента.

Известен постулат, гласящий – «защита должна быть адекватна угрозе нападения». Но когда власть решается взяться за рычаги физического и идеологического насилия, не останавливаясь перед нарушением закона, то это уже государственный террор или «опричный разбой» для «общего блага».

Нелегальные силовые структуры используют террористические методы для оказания давления на властные структуры, а властные структуры используют психологический террор и политические расправы.

Механизм политической расправы уголовными методами в СССР существовал всегда. Называлась эта процедура – специальные операции. Что же это такое? По американскому законодательству специальные операции – это вся разведывательная деятельность, кроме прямого сбора разведывательной информации по обычным каналам, а специальная деятельность – деятельность, направленная на осуществление внешнеполитических целей государства, планируемая и проводимая таким образом, чтобы роль государства была сохранена в тайне от общественности. Почему мы говорим «по американскому законодательству»? Потому что у нас до последнего времени не принято было публично рассуждать на подобные темы.

Параллельно с использованием для политических разборок уголовных методов активно применялся такой традиционный вид «заказного убийства», как инспирация в центральной партийной печати редакционных статей, «приводивших объект травли к инсульту». Это было довольно жестокое средство морального подавления жертвы.

Позднее вся эта находившаяся на ходу «машина», оказавшись в руках таких «высокоморальных силовиков», как Щелоков и Чурбанов, продолжительное время успешно использовалась с подачи КГБ для того, чтобы «вершить суд» над политическими диссидентами, верующими, отказниками-евреями, немцами Поволжья, крымскими татарами, баптистами и др. инакомыслящими. В тот период политические расправы реализовывались главным образом в форме фальсификации обвинений против фактически пострадавших. На обысках им подбрасывали оружие, валюту, порнографию. Иногда в ходе обысков их просто грабили. Правда, под давлением международных протестов часто власти вынуждены были сворачивать фиктивные дела.

Если дело все-таки доходило до суда, то свидетельски показания, как правило, давали все те же и сегодня хорошо известные кадры, готовые послушно бить и лгать молодцы спортивного типа, которые всегда составляли «второй, значительно более широкий, чем «штыковая сила» охранительный слой, на котором всегда держится любая деспотия».

Для борьбы с неугодными в арсенале властей, которые на том историческом этапе развития СССР еще не цеплялись так лихорадочно за право управлять народом, всегда имелось достаточно «силовых средств» уголовного характера. На регулярной основе использовались шантаж, запугивание, угрозы насилием, физические расправы, кулачный разбой с переломами рук и челюстей.

Известно, что в качестве санитаров в психбольницах, где содержались приговоренные к принудительному лечению диссиденты, работали осужденные уголовники, которых активно использовали для «мер психологического и физического воздействия».

Регулярно практиковались и избиения «активистов» из числа правозащитников, как правило, «хулиганствующими элементами», имитировавшими «народный гнев». По словам очевидцев того времени, у МВД якобы имелась и тайная директива «показать в КПЗ протестантам кузькину мать». Била милиция, били дружинники, бил наемный уголовный элемент. В 1975 году в подъезде дома был избит 70-летний академик Лихачев, позднее также поступили с Юрием Власовым.

В последние месяцы становится все более понятным, что установление диктатуры в России не может обойтись без террора против видных представителей «среднего класса». Запугивание терактами российской элиты с тем, чтобы она ощутила потребность в «сильной руке» и отказалась от части прав в обмен на реальную защиту от угрозы «потерять все».

После 90-х годов расцвет «уголовщины» должен был по планам кругов, заинтересованных в дестабилизации обстановки в России, как бы иллюстрировать полное отсутствие при демократическом режиме какого-либо подобия порядка, способствуя этим процессу дестабилизации общества. По почте приходили угрозы Сахарову, беременной жене Гамсахурдия, от имени патриотического «Союза русского народа» обещали убить их внуков, зятя и других близких людей (проверенная методика следователей процессов 30-х годов, когда обвиняемые соглашались подписать абсурдные признания в связях со всеми разведками мира).

Вполне очевидно, что занимающаяся планомерным и безнаказанным уничтожением отечественных бизнесменов «тайная организация», кроме штата хорошо подготовленных киллеров, располагает еще и высокопрофессиональными психологами, которые принимают решение по наиболее эффективному способу умерщвления очередной жертвы. Организаторам важно произвести нужное впечатление на все еще остающихся жить. Результат вполне очевиден – заказчики убийц сумели достичь эффекта демонстрации всесилия и наличия в их распоряжении всего спектра средств ликвидации неугодных им лиц.

Как бы в подтверждение угроз в печати еще раз промелькнул и ряд «высококвалифицированных» убийств (Машеров и Патаридзе – наезд на правительственные машины самосвалов, а также и другие нераскрытые преступления, имевшие явную политическую окраску). Очевидно, что на том этапе политических противников, которые могли серьезно угрожать режиму, было не так уж много, чтобы применять против них «мокрые» репрессивные меры.

Известно, что использование спецслужбами в политических целях спецагентов из числа уголовников, первоклассно владеющих одним из преступных ремесел (которые всегда являлись контингентом, исключительно входящим в сферу компетенции МВД), развернулось с приходом в КГБ Баранникова. Хотя и ранее КГБ прибегал к целевому использованию по иностранцам этого класса агентуры, но при этом перед ними никогда полностью не раскрывалась оперативная информация об истинных целях проводимых с их участием мероприятий. Риск политического скандала и возможность компрометации руководства всегда сдерживали оперативный состав КГБ времен Андропова и Чебрикова.

Изменившаяся после прихода в органы Баранникова оперативная обстановка и желание руководства постоянно иметь в своем подчинении «тайное общество, цель которого – искоренение зла насилием» заставила этику и мораль спецслужб отойти на задний план. Уже в наши дни после раскрытия истинных причин «естественной по всем внешним признакам» смерти банкира Кивелиди достаточно сведущими людьми была выдвинута версия о возможной «ликвидации» Баранникова, который хорошо знал этот механизм и был обижен на одну из сторон, участвующих в решающей многое избирательной кампании.

Убийство-демонстрация (право на жизнь будет даровано только сговорчивым и удобным; наиболее влиятельным и самостоятельным бизнесменам предлагается в панике покинуть Россию, что значительно упростит борьбу за власть), убийство-вызов («новым русским», мечтающим о правовом государстве, честном бизнесе и цивилизованной жизни указывается на их место в нынешнем общественном устройстве России).

На вопрос, кто же стоит за так называемой «тайной организацией», выполняющей политические заказы, сегодня пытаются ответить многие. В большинстве своем анонимные аналитики различных СМИ считают, что за этой ширмой могут скрываться:

– бывшие сотрудники известных структур КПСС-КГБ,

– бывшие сотрудники спецподразделений ГРУ,

– представители «новой власти»,

– спецагенты МВД,

– криминальные структуры, стремящиеся завоевать политическое пространство,

– недобросовестные конкуренты,

– лица, заинтересованные в дестабилизации политической и экономической обстановки.

Какой флаг сегодня их объединяет? С кем они? С «баркашовцами», «соколами Жириновского», с «Памятью», с «Русским национальным собором», с мифическим «Феликсом» или еще с кем, пока сказать трудно. Но функциональные обязанности, методы, отчетность, исполнительская дисциплина и организационная структура весьма похожи на подразделения, которые в своем кругу в недавнем прошлом именовались как «церковники», «писатели и журналисты», «спортсмены», «театралы», «националисты». На данном отрезке времени практически все исполнители уже отчитались за свои участки.

Обращает на себя внимание и тот факт, что иногда жертвы «представляли оперативный интерес» сразу для нескольких «направлений» деятельности «ликвидаторов» (Мень – «церковники», «еврейский отдел», «писатели и журналисты»; Квантришвили – «спортсмены», «политические»; Кивелиди – «политические», «националисты»). Чем больше совпадения целей, тем желаннее становится жертва и тщательнее подготовка к «операции» по ее ликвидации. На определенном отрезке времени практически все исполнители операций по подавлению оппозиции уже отчитались за свои участки оперативной деятельности.

Загадочно и чудовищно безразличие властей. Большевики хотя бы прикидывались лучшими друзьями рабочих и крестьян. Наши ветви власти в основном заняты межпартийной борьбой в предвыборный период.

Возникает подозрение, что охота на людей имеет классовую, «красную» подоплеку. Вспоминаются германская «красная армия» и итальянские «красные бригады», убивавшие из высоких идейных соображений.

После развала СССР, который на протяжении десятилетий был опорной базой мирового терроризма под названием «национально-освободительного движения угнетенных народов», эта порочная практика, по сути, не была осуждена и отменена. По-прежнему в системе ГРУ действует сеть лагерей по подготовке террористов, или, если хотите, диверсантов. Такие лагеря упразднены в Восточной Германии, бывшей Чехословакии, Болгарии, но методы и идеология обучения «роботов», стоящих за пределами добра и зла, остались прежними.

Известно, например, что с 3 по 13 мая 1994 года 20 боевиков из числа сектантов «Аум Синрике» проходили спецподготовку на полигоне под Нарофоминском, который находится в ведении Таманской мотострелковой и Кантемировской танковой дивизии. На различных военных полигонах стрелять из «Калашниковых», а также из совсекретного оружия – ручных установок объемного взрыва «Шмель» – научились 60 японцев. Тренировались они под руководством инструкторов спецназа ГРУ. Не могли об этом не знать командующий сухопутными войсками Семенов, начальник ГРУ Ладыгин и начальник Генштаба Колесников. За обучение каждого боевика Асахара платил более 20 тысяч долларов. Установлено, что переведенные из Японии деньги исчезали в неизвестном направлении.

Большинство знаменитых террористов семидесятых–девяностых годов от Рамиреса до Басаева прошли подготовку в СССР. Однако свою ответственность за злодеяния ни ГРУ ни КГБ (ФСБ) признать не спешат и не желают сообщить мировому сообществу все данные (когда и где готовились, степень подготовки, особые приметы, возможные способы перевоплощения) о всех прошлых и настоящих, еще не обезвреженных террористах, взращенных руками российских учителей.

В период повсеместного проведения военных операций, когда борьба переходит в последнюю стадию, когда чаша терпения переполнена, каждый следующий шаг в этом на правлении может оказаться последним, каких средств прикажете стесняться соперничающим сторонам? Прецедентов реанимации жестких методов в избытке: репетиция в Вильнюсе, Тбилиси, Казахстане, путч, штурм Белого дома. Руки развязаны. Значит, бороться с мафией можно их же методами. Дима Холодов, Листьев, Кивелиди, Чечня – это та линия, за которую спецслужбы неизбежно перешагнут. Что подумают в международном обществе? Уже подумали. Как разыграют эту карту соседи? Уже разыгрывают.

Общественность всегда стремится усмотреть причастность к любому, даже случайному, событию каких-то «тайных» сил. Вспомним, как на Западе, когда КГБ уже не занимался политическими убийствами, любая смерть или случайная гибель самого незначительного перебежчика (а их оказалось на Западе сотни) приписывались «руке Москвы». С этой точки зрения, «засветка» в СМИ «тайной организации офицеров российских спецслужб» («Феликс») вполне вписывается в общую схему «прикрытия».

Появившиеся в последнее время статьи («Комсомольская правда», «Московский комсомолец» и др.) о существовании «тайных» организаций («Феликс» раскручивали в течение нескольких месяцев, с одной стороны, как «перешедшую к мероприятиям внутри страны группу, сформированную в разведывательных структурах КГБ и ГРУ, с другой – как несуществующую организацию, которой прикрываются заинтересованные политические круги, применяющие для достижения своих целей силовые методы воздействия на неугодных»), состоящих из бывших сотрудников спецслужб, которые вершат «правосудие» не останавливаясь ни перед чем, были встречены многими с недоверием.

Со ссылкой на «Феликса» выходили материалы о наркопутях во всем мире, намекали на его причастность к гибели парома «Эстония», который, как выяснилось позже, был обречен.

Одними из первых о сращивании российских спецслужб с криминальными структурами заговорили англичане, которые выдвинули тезис об открытии «русской мафией» в Европе «второго фронта». Опираясь на этот тезис, британские спецслужбы стремились убедить свое правительство в том, что значительная часть их российских коллег, наследников прежнего КГБ, является своего рода двойными агентами мафии. Проводилась мысль о том, что «влияние организованной преступности на отдельных лиц или группы в спецслужбах стало настолько интенсивным, что следует говорить о некоем взаимопроникновении: мафия и тайные агенты используют симбиоз своих связей для взаимной выгоды». Сообщалось, что в этом переплетении интересов последним перепадает прибыль от криминальных сделок, а сами бойцы невидимого фронта используют мафиози в качестве своих осведомителей, и наоборот. На основании всего выше сказанного британские аналитики сделали вывод: поскольку партия Кремля против организованной преступности безнадежно проиграна, идти на сотрудничество между английской и российской спецслужбами в деле борьбы с мафией не имеет смысла. Таким образом, вставший после развала в 1991 году так называемого блока «русской орбиты» вопрос о необходимости разведки в складывающейся международной обстановке англичанами был снят.

Хотя следует признать, что внутри самой Великобритании противники спецслужб еще долго стремились не дать возможности государству создавать новые рабочие места в аппарате спецслужб, продолжая настаивать на том, что «правительству пора вмешаться и сократить бюджеты этих органов, поскольку после «холодной войны» у МИ-5 и МИ-6 практически уже на осталось реальных задач, в связи с чем часть их функций можно передать другим ведомствам и серьезно сэкономить на этом.

В своей Нобелевской лекции Солженицын так охарактеризовал систему, основанную на насилии и лжи: «Насилию нечем прикрыться, кроме лжи, а лжи нечем удержаться, кроме как насилием. Всякий, кто однажды провозгласил насилие своим методом, неумолимо должен избрать ложь своим принципом».

КПСС и КГБ вели постоянную массированную кампанию дезинформации общества. Все помнят информацию, что к Москве стягиваются десантные войска для уборки картошки. В настоящее время уже нельзя так безнаказанно вешать общественности «лапшу» о происках главного противника, об их агентах влияния в правительстве, о том, что (из выступления Баранникова в феврале 1993 года) «иностранные спецслужбы проявляют особый интерес к авторитетам организованной преступности, создают им благоприятные условия для расширения преступных деяний, оказывают содействие в налаживании связей с международными преступными организациями и помогают выдвинуть на командные посты вожаков преступных сообществ» (звучит как попытка использовать постулат – «защита должна быть адекватна нападению»). Примерно в этом же ключе звучал бред Крючкова: демократы готовят веревочные лестницы, чтобы брать штурмом Кремль и т.п. Какие спецслужбы мира в сговоре с преступниками, с которыми они должны бороться (ЦРУ, МИ-6 или Моссад), естественно, не сообщается.

Сегодня сбыт «лапши» затруднен. В рядах общественности теперь слишком много трезвомыслящих людей, владеющих достоверной информацией.

Что же нас ждет дальше? Некоторые предполагают, что обострение борьбы за передел сфер влияния и особенно соперничество нелегальных силовых структур при распределении сфер деятельности (торговля оружием, скупка акций рентабельных производств, влияние на ход проводимых реформ) повлечет за собой волну насилия. Всплеск терроризма может быть связан и с «перекрашиванием» организованной преступности в националистические цвета и со смыканием ее с местными ультраправыми, что позволит ей скрывать свои темные дела под флагом «политической деятельности».

Сегодня главная внутренняя угроза национальной безопасности России – угроза политического экстремизма. Однажды запущенный маятник политического террора остановить чрезвычайно сложно. Фактически нарушение деловой этики в наши дни имеет ту же природу, что и силовые способы разрешения конфликтов в горячих точках бывшего СССР (например, в Курске в административном здании пытались выбивать показания из помощника бывшего губернатора). Судя по всему нам придется столкнуться с еще более дерзкими проявлениями терроризма.

Для пресечения подобных проявлений необходимо желание руководителей создать стройную систему борьбы с терроризмом на государственном уровне. Эта работа должна направляться из единого центра. Взаимодействие различных структур, участвующих в подобных мероприятиях, должно быть тесным и результативным. Однако из практики известно, что таким опытом наши спецслужбы фактически не располагают, впрочем, как и квалифицированными исполнителями, поскольку регулярно вновь создаваемые структуры в рамках спецслужб формируются по принципу остаточности, то есть за счет откомандирования сотрудников, от которых оперативные подразделения спецслужб стараются «избавиться».

Несовершенство и низкая эффективность правоохранительной системы, чрезмерное дробление правоохранительных и контролирующих органов, отсталая правовая и материально-техническая база, прогрессирующая депрофессионализация вследствие чрезмерной текучести кадров, а так же серьезные просчеты, допущенные при реформировании правоохранительной системы, будут продолжать оказывать существенное влияние на активность организованной преступности, научившейся прекрасно пользоваться этим в своих интересах.

Таким образом, складывающаяся в России на сегодняшний день криминогенная ситуация может рассматриваться как разновидность гражданской финансовой войны (против возрождения России) с использованием различных форм мошенничества в узкокорыстных целях отдельных криминализированных групп населения. При этом те, кто призван бороться с преступностью, вынуждены делать это на территории, оккупированной противником, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Убийства по найму, которые составляют 1,5 % от всех зарегистрированных убийств, как правило, являются следствием каких-либо экономических отношений, при которых делятся миллионы и миллиарды долларов. В большинстве случаев жертвы наемных убийц сами нарушают те или иные законы. В то же время мы все чаще начинаем встречаться с заказными убийствами банкиров и предпринимателей, как с результатом начала политической борьбы за власть. Когда склонного к участию в политике известного банкира убивают изощренным способом, любая бытовая версия его убийства доверия не вызывает.

Диктаторы по своей природе всегда были большими мастерами сворачивать головы мафиям и прочим уголовным, бандитам, хотя бы потому, что всегда обладали всей гигантской государственной мощью (Муссолини и Гитлер не терпели конкурентов). Однако, как только после войны в Италии возникла парламентская демократия, на Сицилии тут же возродилась мафия.

Таким образом, следует признать, что разгул физического истребления бизнесменов в России сегодня превратился в серьезный дополнительный фактор дестабилизации и без того шаткого положения в стране. Очевидно и то, что наводить порядок должна сама существующая власть. К сожалению, до настоящего времени «карающую десницу» правосудия общество не видит. «Безрезультативность действий правительства в борьбе с преступностью – основная причина гибели многих предпринимателей. Да и, по словам самих предпринимателей, они далеко не всегда находят общий язык с правоохранительными органами, главным образом, по вине последних – «общество не любит богатых».

Выводы:

1. Резко уменьшить размеры преступности можно в том случае, если при наличии политической воли разорвать связи с ней высшей власти, до этого момента ни одно крупное преступление не будет раскрыто. Начинать надо с самых верхов – и с деклараций о доходах, и с ограничения депутатской неприкосновенности. Это самое главное. На многие преступления наших граждан толкает само государство, которое не платит вовремя зарплату, пенсии, пособия.

2. Снижение уровня преступности предполагает две основные вещи: продвижение вперед в судебной реформе и серьезную децентрализацию управления МВД. В стабильном обществе можно почти полностью искоренить преступность. Для этого берут под жесткий контроль кланы преступников, а иногда и уничтожают их. Французский президент Пуанкаре однажды дал указание собрать всех парижских рецидивистов, вывезти за город и расстрелять.

3. Эффективное обеспечение борьбы с ростом числа преступлений в экономике без сильной экономики и эффективного аппарата управления и арбитража, а также без эффективной судебной системы и системы приведения в исполнение судебных решений невозможно. Истоки неэффективности организационно-правовой системы государства лежат в том, что чиновникам выгоден тот «организованный бардак», который творится в стране». Без подрубания экономических корней преступности бороться с нею бесполезно. Когда намечался переход к рыночным отношениям, юристы предупреждали, что преступность в России перехлестнет все пределы.

4. Специалисты полагают, что мафию надо не «контролировать», а вести наступательную дезорганизацию ее формирований, разрушать коррумпированные контакты и лишать экономических поддержек, что неизбежно потребует высокого профессионализма и интеллектуальных затрат. Путь к преодолению масштабной криминальной угрозы лежит через ликвидацию вертикальных мафиозных связей, пронизывающих властные структуры, путем создания «безвоздушного пространства» между верхними и нижними уровнями преступных группировок. При этом глобализации криминальной деятельности должна быть противопоставлена ответная глобализация усилий правоохранительных органов всей системы безопасности цивилизованного мира.

5. Из-за нецивилизованности молодого российского рынка необходима специальная информация о надежности тех или иных фирм, о риске инвестиций в них и т.п. В настоящее время появилось несколько частных фирм, готовых работать в этом секторе, ранее являвшемся монополией государства. Однако трудность заключается в том, что механизм обмена информацией между такими фирмами отсутствует.

Для организации эффективной борьбы с преступностью и коррупцией крайне важно, чтобы механизм координации и взаимодействия подразделений субъектов обеспечения национальной безопасности был четко отлажен. Ведь именно организованная преступность обеспечивает масштабный подкуп служащих на постоянной или регулярной основе, чем наносит стране не только прямой материальный ущерб, но и подрывает доверие к властям у граждан, препятствует реализации экономической политики государства, ущемляя имущественные интересы многих юридических и физических лиц.

Правоохранительные органы продолжают испытывать значительные трудности в переработке всей информации о совершаемых преступлениях. Специалисты отмечают, что у нас почти полностью отсутствует имеющий первостепенное значение для обеспечения взаимодействия правоохранительных органов информационный обмен между их различными подразделениями. В этой связи необходимо разработать специальный правовой акт о взаимодействии с милицией, обмене информацией, совместном патрулировании и т.п.

6. То, что многими на Западе воспринималось как начало демократического капитализма в России, сейчас представляет собой государство, криминализированное снизу доверху. В России 30% членов Государственной думы являются членами банд организованной преступности. Из примерно 110 миллиардов долларов, полученных Россией официально от различных западных стран и международных институтов на протяжении последних семи лет, около 40% осели на номерных счетах под контролем нового криминального класса в России. Это данные Арно де Борчгрейва из Вашингтонского центра стратегических и международных исследований.

Опубликовано на сайте: 30 июля 2012, 18:38

6 комментариев

  1. Кабуд

    только ВСЕ НАОБОРОТ

    ленинизм зародился, как организовцанная преступость

    Именно как оргпреступность ленинизм и захватил власть в России

    И только ПОСЛЕ ЭТОГО ленинцы получили в руки рычаги госудасрвенной власти и создали крупнейшую в истории тайную полицию, НИКОГДА не утратив контроль за этими мусарами, чекистами и прочей нечистью.

    Службы СЛУЖАТ. А правит совсем друыгой психотип: решительный, безбашенный, интеллектуально заточенный. Это не мусарская психология дурака на служ;бе в форме. это СОВСЕМ ДРУГОЙ ТИПАЖ: типаж серийного убийцы, психопата.

    Посмотрим например на примакова- явный девиант, гений своего рода, криминальный, конечно ну и ‘академик’ как и сахаров, тоже не совсем в своем уме. Вот кто игрок, а не дурак в погонах, который ЛИШЬ ИНСТРУМЕНТ в руках игрока, как и все институции т.н. ‘служб’

    ПОнять вышенаписанное практически невозможно не сталкиваясь с ними лично, не участвуя в политической борьбе, не соприкасаясь с ТИПАЖАМИ, их опведением, не понимая коллосальной разницы психологии служивого дурака и безбашенного социопата-ленинца

  2. Борис Майоров

    Сегодня население России на 85% дезориентировано в общественных отношениях. Это касается и формируемых нашим населением всех легальных, специальных и мафиозных органов.
    Каждый орган в том числе и государственный может (при наличии яркого лидера) иметь одностороннюю ориентацию и действовать против коллег по цеху. При этом ориентация силой ушла в прошлое, ориентаци деньгами подходит к своему пределу. Остаётся надежда на научные центры социального управления устойчивым развитием нашего общества.

  3. маня

    Кабуд //не понимая коллосальной разницы психологии служивого дурака и безбашенного социопата-ленинца//
    А вы нашли разницу?
    Потрясающе, особенно если учесть что во времена перестройки помнится люстрации не было.
    И не те же социопаты-ленинцы вдруг стали олигархами?

  4. Виктор Первушин

    О том, что имеет место продолжение преступной политики “ленинизма, и зародившегося-то, как организованная преступность”, лишь прикрывавшегося “любовью к народу”, говорят хотя бы такие факты, как хорошо налаженная и организованная преступная деятельность неких «юридических кидал, мошенников» – то ли российских должностных лиц, имеющими служебный доступ к международной корреспонденции, то ли коррумпированных юридических референтов ЕСПЧ (московских), то ли тех и других заодно, – уже многие годы совершающих – при безучастном попустительстве всех “компетентных органов”, включая руководство Верховного Суда РФ, Администрации Президента РФ и Генпрокуратуры РФ с СКР РФ, – некие преступные махинации даже с жалобами в Европейский Суд по правам человека.
    А такое положение дел разве не дискредитирует власть Российской Федерации в целом и внутри, и на международной арене?!?
    Более того, именно вследствие того, что располагаю доказательствами столь позорной ситуации, и совершено (считаю, именно «по заказу» должностных лиц государства) приготовление к “тихому” убийству.
    По этой же причине, полагаю, не находят должного рассмотрения и мои заявления о ПРЕСТУПЛЕНИИ, поданные Председателю Следственного комитета РФ А.И. Бастрыкину.
    Обоснованность заявленного гарантирую.
    Осознаю ответственность за ложный донос согласно статье 306 Уголовного кодекса РФ.
    С уважением,
    Виктор Павлович Первушин.

  5. Юрий

    У меня очень важные сведения Как с вами связаться Юрий

  6. Sergey Grigoryants

    Юрий

    Напишите на почту, указанную на сайте: info@grigoryants.ru или напиши в комментарии с пометкой “не для публикации” – опубликован такой комментарий не будет.

Комментировать