17 апреля на улице Широкой возле дома 8 на пешеходном переходе была сбита бензовозом Антонина Дмитриевна Воронцова, через три часа она скончалась от полученных травм в реанимации 20 больнице. Поскольку она и ее сын Руслан в последние дни получали записки с угрозами, сыном, не понимавшим случайным ли было убийство, были написаны заявления в отделения МВД, ГИБДД с просьбой провести тщательное расследование, возбудить уголовное дело по факту убийства и признать его потерпевшим.

Дело оказалось в ГИБДД (Вешние воды, дом 10) у майор юстиции Чиркова Анна Николаевна. Она отказала Руслану Воронцову в возбуждении уголовного дела и признание его потерпевшим (отказалась принять заявление). Больше того:

– Начала настаивать на том, чтобы убитая как можно скорее была похоронена, результаты патолого-анатомической экспертизы Воронцову не выдали.

– Предложила помощь Воронцову от имени виновника ДТП.

– Заявила, что потерпевшая не была убита на пешеходном переходе, хотя зебра, знак «пешеходный переход» видны на фотографии в непосредственной близости. Записи с трех ближайших стационарных видеокамер к делу не приобщены, опрос свидетелей не производился.

– И даже осторожно начала запугивать Руслана Воронцова.

Кроме того, Руслан Воронцов в соответствии с постановлением Конституционного суда РФ, как сын убитой, имеет право требовать копии всех документов имеющих отношение к этому делу, для этого не требуется признание Руслана потерпевшим.

Не понятно была ли проведена техническая экспертиза (судя по столь резвому отказу следователя, можно предположить, что она проведена не была), которая должна была показать кроме места ДТП, не было ли нарушений со стороны водителя и имел ли он технические возможности для предотвращения ДТП, учитывая тот факт, что в непосредственной близости от пешеходного перехода располагается школа и установлено дополнительное ограничение скорости. Копию этой экспертизы, первичный протокол ГИБДД, выехавших на место ДТП, и другие основания для отказа в возбуждении уголовного дела следователь была обязана предоставить сыну убитой.

Вызывает обеспокоенность такое странное поведение майора юстиции Чирковой Анны Николаевны — быстрый и безосновательный отказа в возбуждении уголовного дела, настаивание на передаче персональных данных сына убитой водителю бензовоза для помощи в скорейших похоронах, попытка неявного запугивания сына убитой, циничное и неподобающе веселая форма ведения разговора с сыном убитой (в середине разговора резко спросила «Жива ли мать?» – что выглядело как издевательство) — такое поведение может быть вызвано тем, что это убийство напрямую задевает компанию, которой принадлежит бензовоз — иск может быть подан на компанию в случае признания виновником водителя и, что может быть более серьезно, в связи с ужесточением правил перевозки опасных грузов (которые начали действовать с 7 января 2018 года) непонятно вообще имел ли право данный бензовоз выезжать на дорогу, какие документы на перевозку груза у него имелись, а соответственно, и виновность компании — это обстоятельство может напрямую касаться компании владельца.

Поскольку мы не хотим, чтобы нас регулярно и безнаказанно убивали на пешеходных переходах вполне очевидно, что это дело должно быть расследовано вышестоящим подразделением ГИБДД, взято под прокурорский надзор, а профессиональные и нравственные качества майор юстиции Чирковой Анны Николаевны были оценены службой собственной безопасности Министерства внутренних дел.

Руслан Воронцов в конце 90-х годов был один из наиболее известных молодежных лидеров. Подробнее о нем в моей книге «Гласность и свобода»

Сергей Григорьянц — председатель фонда «Гласность».

Опубликовано на сайте: 22 апреля 2018, 14:21

4 комментария

  1. enzel

    А в связи с чем были угрозы?

  2. Сергей

    Зачем постить сюда сны Вихтуновской и раздувать их мухи слона? Пенсионерка явно была не на переходе, остальное вторично.

  3. Sergey Grigoryants

    enzel

    Очень неясные, но жесткие

  4. Сергей Михайлов, журналист, член ФПС ПАРНАС

    Тут возможно, так сказать,. бытовое объяснение “рвения” следователя. Дело в том, что по закону, юридическое лицо несет серьезную материальную ответственность за ДТП, совершенные его автомобилями. А бензовоз – это не легковой автомобиль, он, очевидно, оформлен на юр.лицо, водитель там с допуском, тоже официально оформленный и так далее. В моей журналистской практике было похожее дело – там суд “отмазал” водителя грузовика, принадлежащего юр.лицу, хотя тот был пьян, а водителя маршрутки, в которую въехал этот грузовик, посадили на 5 лет. Там владелец юр.лица был родственником судьи, помнится.

Комментировать